fong1975 (fong1975) wrote,
fong1975
fong1975

Categories:

Разборка броненосца „Слава“. Часть 1.

Разборка  броненосца „Слава“.
Один мой очень хороший товарищь Пееду Саммалсоо ранее Капитан гидрографического судна Морской Администрации Эстонии а ныне заслуженный пенсионер и историк в далеком 2012.году во время зимнего отстоя  находясь  в своей берлоге в Таллинне провел очень интересное  иследование  результатом которой  стала статья.  Так как статья  вышла  в свет  в сборнике не получившем широкого распостранения   считаю своим долгом  донести ее содержание до уважаемых читателей.
Начнем  с "Берлоги".
Жена сказала  что у меня такого не допустит.   А Пееду  с женой повезло................

Долгие годы в советской историографии пропагандировалась красивя легенда о том, как затопленная „Слава“ стала преградой для прохода немецкого флота  через Моонзунд и этим было сорвано их наступление на Петроград. Только позже стало известно, что цель проведении ими операции „Альбион“ была совсем другая – только занятие немецкими вооруженными силами островов Хийумаа (Даго), Сааремаа(Эзель) и Мухумаа(Моон).
В октябре 1917 года русские моряки о этом конечно не знали. Фактически основной корабельный фарватер через пролив Моонзунд был ими все же перекрыт, но эту задачу выполнили затопленные  в тот же день, северные „Славы“, транспорта „Артельщик“  и „Генерал Циммерманн“.  „Слава“  же 04 отября 1917 года, имея осадку носом примерно 10 метром, приткнулась на грунт в координатах  58°40`41 северной широты и 23°22`18 восточной долготы  примерно в 5 кабельтовых к SSE  от створной линии, проходящей через нижнюю (последнюю) часть канала.
При оставлении корабля были взорваны кормовые артпогреба боеприпасов  305 мм  и 152 мм артустановок ,в результате чего корма корабля была разрушена. Возник пожар и в дальнейшем полностью выгорела надводная часть.

В таком состоянии „Слава“ осталсь стоять в проливе еще на долгие годы пока небыла разобрана на металлолом.  Правда до настоящего времени этот последний период  судьбы корабля имеет еще много неясных моментов.
С  октября 1917 года  „Слава“ находилась в зоне контроля  немецких оккупационных властей. По имеющимся данным они особого интереса к кораблю не проявляли. Даже неизвестно находился ли он под какой нибудь охраной или сторожевой службой. В документах учета трофеев он явно должен был числиться. Довольно часто немцы ходили фотографироваться на него, да явно и специалисты ВМС посещали его  и ознакомились со всем, что их интересовало и было возмможно облазить.
Зато большой интерес  к нему проявляли местные жители. С корабля тащили все, что было возможно снять или выломать и использовать в хуторском хозяйстве и рыболовсте.  Лучшие условия для этой деятельности были зимой, когда пролив покрывался льдом. Явно и в настоящее время на старых хуторах на о.Мухумаа можно обнаружить некоторые железные изделия выкованые в сельских кузницах или изготовленные из металла доставленного со „Славы“.
Эти походы на „Славу“ не всегда кончались благополучно. В конце января 1919 года три юноши с о.Муху пошли на корабль, чтобы добыть меди и других мелких деталей. Начали ковырять один найденный снаряд. Последний взорвался. Один погиб, а двое были тяжело ранены.[1]
С ноября 1918 года наступил новый период в судьбе корабля, когда начали свою деятельность государственные учереждения Республики Эстонии. Одной из них был Отдела Учета Государственного Имущества Министрества Торговли и Промышленности, уполномоченные которого на местах брали на учет всевозможное оставшееся имущество, в том числе и затонувшие плавсредства. „Слава“ была взята на учет и попала в список уполномоченного по уезду Ляэнемаа (Хаапсалу). Этим первоначально дело и кончилось.
Более конкретные шаги начинали предприниматься весной 1919 года. К этому времени все государственное морское организации были включены в состав ВМС. В марте 1919 года Управление Портов ВМС составило первоначальный список затонувших плавсредств в водах Эстонии. Были перечислены 95 едениц, в том числе и „Слава“. Несколько позже  определили какие работы в первую очередь надо с ними проводить.  Была поставлена основная задача – снять с затонувших плавсредств вооружение и боеприпасы, если последнее возможно, а также весь другой ценный материал. Так же подлежали подьему более мелкие плавсредства: катерные тральщики, буксиры, баржи итд. [2]
Для проведения этих работ  приказом Командующего  № 99 от 13.февраля 1919 года  в составе ВМС было организовано Управление Дноуглубительных и Ремонтных Работ Портов, в котором подлежало формированию Отделение Спасения Затонувшего Имущества. Несколько позже Отделение было переведено в состав Управление Портов, а в сентябре 1919 года было реорганизовано в самостоятельный Отдел Спасения Затонувшего Имущества с непосредственным подчинением Командующему ВМС.  В составе ВМС Отдел находился до июня 1920 года, когда был переведен с личным составам и своими плавсредствами  в Главное Управление Мореплавания Министерства Торговли и Промышленности.
Первоначально рабочими плавсредствами Отделения (Отдела) были: „Tõstelaev № 1“ („Киллектор № 1“) и „Tõstelaev № 2“ ( „Киллектор № 2“ ), буксиры „Boris Dorn“  и „Тõll“ (б. „Рудольф Керковиус“ ), четыре водолазных бота, несколько железных барж, а плавбазой  был небольшой грузо-пассажирский пароход „Ingerman“. Несколько позже добавились плавкран, насосная станция на барже итд.[3]

В мае 1919 года начались работы по подьему затонувших плавсредств. Первоначально занялись катерными моторными и паровыми тральщиками в заливе Лахепере и у порта Лехтна.
В этоже время начались и работы на „Славе“. Недельные отчеты о ходе прведения работ до настоящего времени в архиве не обнаружены, но результаты видны  из сохранившихся актов от 10, 25, 28 июля и 13 сентября того же года о приемке доставленного со „Славы“ имущества и передаче последнего представителям Управлению Снабжения ВМС и Таллиннских Портовых мастерских. В актах указаны:
1.двенадцать 6-и дюймовых орудий,
2.два 3-х дюймовых орудия (фактически 75-мм),
3.семь крыш артбашен ( явно с 6-и дюймовых и 12-и дюймовой кормовой )
4.якорь с якорной цепью
5.клюзы и киповые планки
6.части орудийных лафетов,
7.четыре стальные грузовые стрелы,
8.один старый (???) якорь,
9.несколько ручных насосов
10.железный спасательный плотик,
11.корпус разрушенного парового катера,
12.привод  ручного рулевого управления,
13.разные шестеренки, шайбы, прокладки и подшипники
14.и просто металлолом
Орудия и их детали пошли в мастерские на восстановление и позже поступили на вооружение Морской крепости  и были установлены на береговых батареях № 2
( Комендатура о.Аэгна ), № 4 и № 5 ( Комендатура о.Найссаар ). [4]
На этом первоначально работы на „Славе“ закончились и еще семь лет ее никто не тревожил.  Но в канцелярских переписках госучереждений о ней не забывали. Иногда давались довольно противоречивые ответы и оценки.
В январе 1920 года  Уполномоченный по уезду Ляэнемаа Отдела Учета Государственного Имущества Министерства Торговли  и Промышленности обратился с запросов в Военное Министерство „… взяты ли Вами на учет и инвентированы  русский линейный корабль СЛАВА, эскадренный миноносец ГРОМ и немецкий крейсер МАГДЕБУРГ ….?“   Ответ из Штаба ВМС гласил …затопленный линейный корабль СЛАВА следует считать принятым в распоряжение Командующего ВМС…“
В июле 1920 года  Министерство Торговли и Промышленности  в очередной раз обратилсь с запросом  к Командующему ВМС. Прошу сообщить, находится ли СЛАВА в распоряжении Командования ВМС, взята ли на учет и инвентировано ли имущество на ней ???“  В МТиП был напрвлен ответ  следующешл слдержания На Линейном корабле СЛАВА инвентировать нечего. Что было возможно использовать, уже снято нами. Если в дальнейшем выяснится, что с некоторых затопленных судов будет поднято имущество, которое может быть нами использовано, то мы конечно будем претендовать на последнее. Т.к. Отдел Спасения Затонувшего Имущества передан в состав Главного Управления Мореплавания МинистерстваТорговли  и Промышленностив, то этими работами мы больше не занимаемся“.
В декабре 1922 года Командование ВМС в очередной раз послало ответ, на этот раз на запрос Военного Министрества по вопросу военного имущества на „Славе“. Основаные моменты ответа были:
-нами снято все, что было на палубе и пригодно для использования
-может возникнуть вопрс использования зарядов  6-и дюймовых орудий. Заряды явно частично непригодны из-за плохой герметичности гильз.
-на корабле 12-и дюймовые орудия 40 калибра, а у нас на вооружении 52 калибра.
-при обнаружении боевых прожекторов, возможно использование ихдеталей.[5]
 Более конкретно вопрос о дальнейшей судьбе „Славы“ начал определяться с 1923 года, когда наконец  решили разобраться о дальнейшей судьбе затопленных плаведениц.
В мае1923 года в Глававном Управлении Мореплавания  (22.05.1922.  было переведено из Министерства Торговли и Промышленности в состав Министерство Путей Сообщения ) было проведено заседание представителей Министерства Торговли и Промышленности, Финансов, ВМС и Госконтроля по вопросу проведения открытой продажи не нужных государству плаведениц, а также затонувшего имущества, в том числе и топляков. Если определение стоимости первых была сделано более-менее реально, то оценку затопленных судов провести было практически невозможно, не имея понятия о их состоянии. По этому их продажную цену взяли практически «с потолка». Присутствующие и сами понимали, что это не решение вопроса и отметили это в заключительной части протокола. У протокола засседания было приложение, в котором были перечислены плаведеницы, разделенные  на несколько групп:
А)находящиеся на судоходных путях и которые надо было убрать в первую очередь. Это были  „Генерал Циммерман“  и „Артельщик“ на фарватере Моонзунда, „Iris“ между молами п.Пярну и „Гром“ в заливе Кассари, а также железные паромы и буксиры  на подходах к п.Рохукюла и п.Хаапсалу
Б)не мешающие судоходству были разделены на две подгруппы - затонувшие и выброшенные на берег. В первой подгруппе перечисленны 15 едениц, в том числе и „Слава“. Во второй подгруппе были указаны 10 едениц.
03.июля 1923 годы должны был состоятся аукцион  по продаже затопленных судов, но практический результат был нулевой, т.к. запрошеные первоначальные цены были очень высокие. [6]
В июле 1923 года Правительство Республики приняло решение организовать при Министерстве Торговли и Промышленности смешанную комиссию из представителей  Главного Управления Мореплавания, Военного министерства, Таллиннских портовых мастерские и Госконтроля для разрешения окончательных вопросов связанных с подьемом и реализацией затопленных плаведениц. [7]
Эта смешанная комиссия начала свою работу в сентябре 1923 года и в дальнейшем неоднократно проводились  ее заседания. Обсуждались два основных момента:
А) в состоянии ли государство своими имеющимися  в наличии плавсредствами заниматься судоподьемом всех затопленных едениц и их реализацией ?  Возможно ли при этом государству получить доход?
Б) в состоянии ли государство своими имеющимися в наличии плавсредствами  произвести только частичным подьемом с затопленных судов самого ценного имущества и грузов?
В конечном итоге комиссия пришла к следующему заключению:
А)государственными плавсредствами работы провести не возможно-
-имеющиеся в распоряжении государства плавучие грузоподьемные механизмы маломощьны и их возможно использовать только при подьеме из воды небольших тяжестей. Их невозможно использовать для этих работ в открытом море.
- в Эстонии отсутствуют современные технические средства для резки металла под водой. Себестоимость их очень большая.
-решение вопроса с использованием взрывчатых средств для разрушения затонувших судов тоже не особенно желательно – металл и груз будет  разлетаться.
-самое ценное и доступное для наших плавсредств имущество уже поднято
-добыча остального ценного имущества возможна только при полном подьеме судов
- до настоящего времени использование государственных плавсредст при подьеме и разборке затопленных судов дала негативные финансовые результаты. На спасение затрачено больше средств, чем выручено от их реализации. Примером были приведены работы по подьему и попытке перестройки „Корейца“  и „Аuk“. Указанные еденицы было подняты и доставлены в Таллинн Отделом  Спасения Затонувшего Имущества, которое 01.01.1922. было ликвидировано.
Окончательное заключение комиссии было - продать право на подьем затопленных плавсредств  частным предпринимателям с указанием в договорах конкретной цены за каждый поднятый пуд металла.
Правда представители Госконтроля отметили свое частное мнение, указывая на положительные финансовые результаты подьема с „Грома“ вооружения ( торпедные аппараты и торпеды, артиллерийские орудия и снаряды  итд) и миноносца „А-32“ (будущий „Sulev“). Фактически их данные не учитывали участия в этих работах вспомогательных плавсредст и личного состава ВМС. [8]
Но в феврале 1924 года к разрешению этой проблемы активно подключилось руководство Таллиннских портовых мастерских. Под руководством директора мастерских Андреаса Грауена ( бывший капитан ККИ РИФ, выпуска МИУ-1910,[9] составившего в 1914 году один из проектов перевооружения „Славы“ и „Цесаревича“ [10]) разработали и предоставили на расмотрение обширный проект с детальной калькуляцией всех работ по подьему топляков, их разделке и дальнейшей реализацией полученного металлолома.
При этом основным условиям был перевод Таллинских портовых мастерских из Адмиралитейского бассейна Старой гавани Таллинна на территорию Петровской верфи (б.Ноблесснер). Основная цель – использование заводского эллинга.
Мастерские оценивали  вес металла затопленных судов примерно в 28 000 тонн. Чтобы получить максимальную прибыль от реализации поднятого металла предлагалась поднять затонувшие суда и прибуксировать в Таллин, где произвести их утилизацию и полученный металл продать. Фактически былии предоложены две программы проведения работ:
Малая - работы провести теми плавсредствами которые имеются в нашем распоряжении и поднять доступное для них имущество.  К разборке в первую очередь предлагались -
-две подводные лодки типа „Кайман“  (на грунте в Адмиралитейском бассейне )
-КЛ „Кореец“, одна ПЛ типа „Кайман“  и английская  ПЛ „C-32“   (на грунте в Минной гавани)
- КР „Магдебург“ ( у о.Осмуссаар - разрушить подрывами и металл доставить в Таллинн )
-десять барж, один речной пароход и плавучая мастерская  ( в районе Рохукюла и Хаапсалу - поднять и прибуксировать в Таллинн)
-п/х „Сербино“  ( в проливе Хари Курк - вынуть груз из трюмов )
-ЛК „Слава“ ( в Моонзунде – демонтировать 6-ть  артиллерийских башень и дымовые трубы )
Работы предлагали провести в несколько лет. При выполнении этих работ расчитывали получить  6 340 тонн металла.
Большая -  с привлечением иностранных фирм для прповедения работ, поднять ВСЕ топляки и разобрать их. [11]
Проект Таллинских портовых мастерских поддерживал мнение Госконтроля, но 08.апреля 1924 года  смешанная комиссия  при Министерстве Торговли и Промышленности приняла окончательное решение по вопросу подьема затопленных плаведениц :
-признать нецелесобразной передачу этих работ в ведение государственных организаций
-их передача желательна частным предпринимателям, при выполнении следующих условий:
1. при проведении работ использование местных плавсредств
2.использование местной рабочей силы
3.разборка поднятых плаведениц производится на местных предприятиях, где определяется цена полученного материала.
4.пригодное для использование военное имущество приообретается государством по установленной цене
-Министерство Путей сообщения должно разработать детальный проект договоров на проведение работ.
По предварительным оценкам в водах Эстонии были затоплены плаведеницы общим весом в 40 000 тонн. Учитывая только затопленные суда, подьемом которых стоит заняться, можно получить примерно 30 000 тонн металлолома.
23.мая 1924 года на своем очередном заседании Правительство Республики утвердило эти принципиальные предложения с небольшим добовлением – Договоры на прведение работ с предпринимателями заключает Министер Путей Сообщения, а окончательно утверждает их Правительство Республики. [12]
Все эти обсуждения и принятия решений на высшем уровне местная пресса постоянно держала под своим контролем. Как пример:
07 июля начнутся торги затопленных плаведениц в Министерстве Торговли и Промышленности. Условия высланы 10 большим фирмам. По прмерным расчетам в море затоплено 40.000. тонн металла из которых надеятся поднять 30.000. тонн. Себестоимость этого примерно 131.000. фунтов стерлингов, а расходы по подьему обойдутся примерно в 95.000. фунтов. Чистой прибыли 36.000. [13]
Окончательно аукцион по продаже затопленных судов в Министерстве Торговли и Промышленности  назначен на 31 июля.. Дополнительных сообщений в печати небудет. Как известно участвовать в нем  собираються  3 немецкие и 2 английские фирмы, а также  6 предприятий из Эстонии. Проек договора на подьем затопленного имущества окончательно выработан и выслан всем фирмам. Предприятия должны гарантировать правительству 15-25% из себестоимости поднятого имущества. Военное имущество может государство выкупить отдельно по цене 5 фунтов за тонну железа и 40 фунтов за тонну цветного металла. Рабочими могут быть использованы только жители Эстонии и  также указан приоритет использования при работах эстонских судов и других плавсредств. Поднятые суда должны быть переданы для разборки Таллиннским портовым мастерским. Это основные условия при заключении договора. Но могут быть внесены и некоторые изменения   Из-за позднего времен работы начнуться явно только в будущем году. [14]
Явно сегодня в Правительстве Республики окончательно решится вопрос о том, кто будет заниматься подьемом затонувших судов.  Этим займется предприниматель Г.Хюпплер из Таллиннна. Дополнительнос ним договор подписал и капитан Грюнберг.
Работы должны начаться 01.05.1925. и должны закончиться через 4 года.Все работы проводятся под контролем государства. Предприниматели собираются организовать акционерное общество. [15]
Профессиальные журналисты всегда имеют свои источники информации. И на этот раз сообщения в газетах оказались правдивыми за целый месяц до заключения официального договора на работы.
Subscribe

  • Колпинский порт

    Таки да... Колпино по малу но становится портовым городом.... Мы помним что тут строили корабли: Миноноски, Тральщики, минные катера, и много…

  • Фотомодель по латышски.

    Как вы думаете какой корабль или судно под латвийским флагом попало на различные открытки и т.д. наибольшее количество раз? Вы думаете это…

  • День рождения - это приятно.

    На праздничный стол открыли чивасика Дочь чтобы папе не было обидно за опустевший бар подогнала "пополнение"…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments