fong1975 (fong1975) wrote,
fong1975
fong1975

Categories:

Разборка броненосца „Слава“. Часть 3.

Изменения начались, когда в местной прессе появилось обьявление, что12.марта1928. года  председатель  Jesse W. Reno, находящейся в США в г. Нью-Йорке  компании „Reno Marine Salvage Corporation“ , назначил Henry C. Reissar  своим представителем в странах Прибалтики.  Последний был по национальности эстонец и проживал в Эстонии, но имел гражданство США. Получил он его за службу в вооруженных силах  США  в конце XIX века.
Г.Рейссар  начал активно действовать и уже 01.мая того же года А/О „Viking“ заключило договор с фирмой „Reno Marine Salvage Corporation“, на основании которого американцы стали обладателями большинства акций А/О „Viking“. Одновременно они обязались прислать в Таллинн большое спасательное судно.
Наконец только 29.мая 1929.года, совершив переход через Атлантику,  в Таллинн прибыло спасательное судно „Resource“. До настоящего времени не удалось ни в каких источниках обнаружить его технические данные. Известно только, что оно было паровое, имело водоизмещение примерно 500 тонн  и имело в носовой части грузоподьемное устройство на 60 тонн, а также две стрелы грузоподьемностью 16 и 3 тонны. В начале июня спасатель прибыл к „Славе“ и начал работы. Но его участие в работах продолжалось недолго,т.к. вскоре пришлось «спасать спасатель».

Известно, что за небольшой период его работы он успел поднять из воды гребные винты корабля и снять „основания ???“ 12-дюймовых орудий. Конец его деятельности наступил 08 июля тогоже года, когда в штормовую погоду он затонул у борта „Славы“. Из воды остались торчать только  носовая кранбалка и мачты. Команда перебралась на выступающую из воды  „Славу“.

Первым тревогу поднял смотритель маяка  Рауги, на видимости которого все произошло. Он передал сообщение  о случившемся  на СКР „Laine“. Последний в свою очередь связался по радио  с Штабом Хаапсалуского района СНиС ВМС. Далее информация пошла во все инстанции в Таллинн. Срочно из разных мест стоянки к „Славе“  были напрвлены суда Управления Водных Путей ( 01.07.1929. Главное Управление Мореплавания  было реорганизовано в Управление Водных Путей ) и Балтийского спасательного общества. В 13.15. первым из п.Куйвасту прибыл на место происшествия  буксир „Tugev“. Он взял на борт команду „Resource“  и направился в п.Рохукюла.
Чтоже произошло на самом деле с судном видно из обьяснений капитана „Resource“   американца  Г. Е. Виебе ( G.E. Viebe ). На спасателе работала  команда из 24 человек ( из них 5 водолазов ). Капитан, 1-й штурман, 1-й механик, электромеханик, один машинист и три кочегара  были американцы. Остальную часть команды составляли эстонцы. В день гибели судна 6 человек из команды находились на берегу.
Для передвижения вдоль корпуса „Славы“   использовали папильонажную системы работы.  С левого борта, с носа и кормы, в море были заведены якоря, а с правого борта швартовые концы на „Славу“. Капитан, незнакомый с местными условиями, решил на время шторма оставить судно в рабочем положении,т.к. он не ожидал, что в таком закрытом проливе, как Моонзунд, может подняться в шторм большое волнение. Это стало основной причиной случившегося. Во время шторма  поползли якоря  и „Resource“  навалило на „Славу“ и стало бить о его корпус. У последнего в подводной части торчали разрушенные части борта и „Resource“  получил в правом борту три пробоины из которых две были в машинно-котельном отделении. Пыталась заделать полученые пробоины и откачать поступающую воду. Но это не удалось, т.к. вскоре вода подступила к топкам судовых котлов и опасаясь взрыва последних они были выведены из рабочего режима. Соответственно встали и все механизмы, в том числе и насосы осушения. Капитан дал команду всем перебраться на „Славу“. В это время спасатель начал погружаться кормой вперед и в 10.30. затонул.
Получив гарантии от основного акционера   „Reno Marine Salvage Corporation“  на проведение работ  сразу же начали заниматься подьемом  „RESOURCE“. Руководил этими работами один из директоров  А/О „Viking“ капитан  А.Грюнберг.Первоначально под водой занялись заделкой пробоин и герметизацией корпуса. Затем планировали  насосами осушить корпус.
В  сентябре заключили договор с Балтийским Спасательным  Обществом для использования одного спасателя. В конце месяца прибыл спасатель „Karin“,  но его насосы не справились с поставленной задачей.  . В ходе работ ему удалось приподнять из воды только носовую часть „Resource“.  На большее его не хватило.
После неудачи с Балтийским Спасательным Обществом  была сделана еще одна попытка поднять спасатель этим же способом. В начале ноября заключили договор с Управлением Водных Путей на использование  ледокола „Tasuja“. Последний прибыл на место и  две недели работал на подьеме „Resource“,  но результат был аналогичный – из воды вышла  только носовая часть судна. Время было упущено. Осенние шторма мешали работе  и наступала зима. В результате в  конце ноября А/О „Viking“ само попросило расторгнуть договор с Управлением Водных Путей на использование „Tasuja“.
Летом 1930 года американская фирма „Reno Marine Salvage Corporation“ сама занялась подьемом спасателя и 21.июня заключила с финской фирмой „A.b. Tolsvan O.Ü.“ договор на подьем   „Resource“.  Согласно договора финны должны был передать поднятый корабль владельцу в Таллинне в доке. В середине июля к „Славе“ прибыли два финских спастаельных судна „Salvator“ и  „Stannum“ . Последний был киллектором, способным поднимать груз до 600 тонн. Две недели проводились подготовительные работы и 28.июля „Resource“  был поднят.
Сразу же возникли проблемы с дальней его судьбой.  Г.Рейссар хотел с помощью финских спасателей провести на месте работы для подготовки судна к переходу и отвести его на ремонт в Либаву. Основной причиной этого было опасение, что после доставки судна  в Таллинн, на судно наложат арест, т.к.  А/О „Viking“ была «кругом в долгах» . Но тут вмешалось Управление Водных Путей, которое  официально заявило,  что оно категорически против увода судна в Либаву и при необходимости силой восприпятствует этому.
01.августа  „Resource“  был доставлен  в Таллинн и поставлен к причалу в Старой гавани в ожидании постановки в док. „Reno Marine Salvage Corporation“ договорилось с Таллиннскими Портовыми Мастерски о использовании дока и последний был два раза подготовлен и притоплен для приемки судна.  Но из-за возникших финансовых разногласий  финны  в док его так и не ввели, чем нарушили условия договора.  В результате по требованию американцев был наложен арест на финский спасатель „Salvator“, который находился в Таллине.
На основании взаимных претензий начались судебные процессы для определения кто кому и сколько должен.  В эти дела были замешаны все непосредственные участники последних событий, связанных со „Славой“  и „Resource“  – А/О „Viking“, „Reno Marine Salvage Corporation“, А.ван ден Бош и Ф.Фалкенберг, Балтийским Спасательным Обществом и финская фирма  „A.b. Tolsvan O.Ü.“, а также Таллиннские Портовые Мастерские, Управление Водных Путей  итд.  По судам ходили  еще не один год.
В 1931 году „Reno Marine Salvage Corporation“ всеже провело в Таллиннских Портовых Мастерских докование „Resource“  и к осени судно было востановлено.  Но по имеющимся данным в море оно больше не выходило. Стояло оно под арестом у причала в Таллинне еще четыре года и все из-за долговых обязательств компании. Эту проблему  америкацы так и не разрешили. В марте следующего года  окружной суд Таллинн-Хаапсалу постановил провести торги  „Resource“ для погашения долгов американской компании. В томже году, а точнее 31.мая 1932.года , общее собрание акционеров А/О „Viking“ приняло решение о ликвидации общества. Одновременно договорились, что в дальнейшем  „Reno Marine Salvage Corporation“  будет ответственным за все требования, которые могут быть предьявлены А/О „Viking“.  Неизвестно какие действия предпринимали американцы, но открытые торги  по продаже спасателя состоялись только 17.апреля 1934.года .  Официально судно купил один из бывших акционеров А/О „Viking“. Неизвестно кого он представлял на самом деле и какие были дальнейшие планы, но в любом случае они не реализовались. Известно, что была попытка продать судно в Перу, но сделка не состоялась и  в конце концов оно было продано на разделку.  Весной 1935 года в Таллиннских Портовых Мастерских началась разборка  „Resource“ на металлолом.
Но вернемся в 1929 год к трагически закочившемуся периоду работы „Resource“  у „Славы“. Фактически с этого времени работы по разделке корабля остановились и продолжились только через два года. В декабре 1929 года  А/О „Viking“ все еще надеялось продолжить свою деятельность и продлило  договора на концессию  до 01.января 1931 года, но по имеющимся данным практические работы по разделке  плаведениц не проводились.
Имеются данные о результатах работы А/О „Viking“ за  период 01.01.1925.– 01.01.1931.  Как выше было отмечено согласно договора на концессию от 12.ноября 1924 года акционерное общество получило право на работы по подьему и разделке 54-х затопленых едениц. На самом деле в эти годы работы производились только на обьектах перечиленных в  нижеприведенной таблице.


Название обьекта Год Сдано металла в кг
Кореец 1925              369 100
С-32 1925              156 050
Типа Кайман 1925 1926              233 157
Магдебург 1925 1926 1927                98 705
Гром 1925 1926                24 175
Гаэлнбак 1925 1926                11 268
Баржи и буксиры 1925 1926              165 042
Стройный 1926                48 898
Адмирал Чичагов 1926 1927 1930              664 439
Слава 1926 1927 1928 1929 1930           1 954 148
Адмирал Спиридов 1927 1928           1 378 315
S-64 1927 1928                98 422
Сербино 1927                61 149

В этом отчете указано, что со „Славы“ были подняты, доставлены в Таллинн и оценены следующие материалы:
1.Хром-никелевая сталь ( броня )     – 1 016 730 кг
2.Железо                                             –    856 358 кг
3.Бронза                                              –      32 527 кг
4.Сталь                                                –      21 000 кг
5.Медь                                                 –      16 861 кг
6.Чугун                                                –      10 483 кг
7.Свинец                                              –           179 кг
Дополнительно отмечено, что было поднято 656 кг взрывчатых вещества. Остается загадкой,что следует подразумевать под  словами «взрывчатые  вещества ??? »
При внимательном ознакомлении с таблицей бросается в глаза, что в 1930 году указаны материалы  „Славы“ и „Адмирала Чичагова“. Это может дать основание сделать вывод, что в этом году на них проводились работы. На самом деле это материалы оцененные до 01.апреля 1930 года и поднятые в предшествующие годы. Правда не совсем понятно почему в этот год  включены и материалы с „Адмирала Чичагова“.  Имеются еще упоминания, что в эти годы подрядчики подняли и передали акционерному обществу несколько сотен тонн старого железа поднятого в разных гаванях и на рейде Таллинна ( якоря и якорные цепи, всевозможные буи и бочки, куски противолодочных сетей и просто металлолом ).

Так как договор на концессию с А/О „Viking“ закончился  и с ним были только одни постоянные проблемы, то Правительство Республики сделано предписание Управлению Водных Путей провести новый аукцион между предпринимателями на производство работ. Было признано не целесобразным выдавать концессию на все обьекты одному предпринимателю. Как правило они не специалисты в области судопода и заключают на эти работы договоры с подрядчиками. Решили  возможным заключать договоры на разборку отдельных затопленных обьектов. Дополнительно были введены и договоры на предворительный поиск топляков и только после определения их точного местонахождения была возможность заключать договор на разборку. Практически это касалось любого имущества находящегося  под водой.
28.мая Управление Водных Путей обьявило о организации  нового конкурса на работы и начало принимать в закрытых конвертах заявки. 06.июля  в Упрвлении Водных Путей специально назначенная комиссия стала расматривать полученные заявления от предпринимателей. Всего на конкурс поступило  семь заявлений с просьбой заключить с ними договор на разборку следующих обьектов:
1.Александр Пылд          – „Магдебург“
2.А/О „Viking“                 – концессия на все затопленные обьекты
3.Валентин Таппер          – подьем имущества с глубин, где в обычных условиях не
                                             работают водолазы ( ??? )
4.Карл Гроссманн            – концессия на все затопленные обьекты
5.Георг Кухлманн           – заявка на 8 едениц
6.Фридрих Фалкенберг  – „Слава“
7.Иоханнес Хергаук        – „Слава“
Как видим по прежднему имелись заявления на концессию на все обьекты.  Одним из подателей было опять старое и знакомое  А/О „Viking“.  Но деятельност этого общества в предшествущее годы стала основанием для того, что комиссия с предубеждением отнеслась к таким предложениям. В своем заключени она предложила, что в первую очередь надо вступить в переговоры с предпринимателями Г.Кухлманом и В.Таппером.
17.июля 1931.года Управление Водных Путей заключило с „ Эстонским обществом по разделке судов „Metallum“  Георг Кухлман и Ко“  договор на работы по подьему и разборке затопленных обьектов сроком до 31.декабря1935 года, при условии выплаты государству 25%  от оценочной  стоимости поднятого металла. „Metallum“  получил право на производство работ  на следующих обьектах:  ЛК „Слава“, ЭМ „Гром“, КЛ „Сивуч“, МЗ „Енисей“  и пароходы : „Сербино“, „Генерал Циммерман“, „Артельщик“ и „Пенелопе“.
01.августа  начались работы нового общества на „Славе“, „ Генерале Циммермане“  и „Артельщике“.  На „Славе“ начали разборку броневой палубы и собирались  проникнуть в машинное отделение. Работы продолжались четыре месяца и были в декабре  прекращены из-за начавшегося в проливе ледостава. В феврале 1932 года оформили разрешение на вывоз за границу 65 339 кг металла, т.к. 25% доля себестоимости внесена в госказну, но не указано с какого обьекта этот металл.  Проводились ли другие работы в 1932 гду – данных о этом не найдено.
Известно, что в1933 году „Metallum“ разборкой судов не занимался.  Только 01.июля1934 года этот предприниматель продолжил работы на „Сербино“ и проводились они довольно успешно. В числе поднятого с судна материала был и памятник Петру Первому, отправленный  в 1915 году из Риги в Петроград. Позже этот памятник возвратился назад в Ригу.  Но это уже совсем другая тема, не связанная со „Славой“.
В июне 1933 года общество „Metallum“ обратилось в Управление Водных Путей с просьбой исключить из договора с ними разрешение на работы на „Славе“ и передать последние предпринимателю Иоханнесу Хергауку.  Он уже два года назад подавал заявление с соответствующей просьбой, но тогда договора с ним не заключили.
В 1933 году этот вопрос решили быстро и уже 21 июня Правительство Республики утвердило  изменения в договоре и передачу этих работ И.Хергауку.  04.июля он заключил с Управлением Водных Путей соответсвующий договор на право разборки  „Славы“  сроком до 31.12.1935.

В отличии от своего предшественника, в 1933 году  работы И.Хергаука по разборке проводились успешно. Взялись за снятие брони и разделку  кормовых 12-дюймовых орудий. Применяя взрывчатку ( динамит) водолазы  начали  отрывать с бортов броневые плиты. В течении лета было снято примерно 1000 тонн брони. Для подьема к оторваным плитам под водой водолазы прикрепляли стальные стропы.
Для доставки полученного материала на берег использовали  баржи  и суда на которые куски металла грузил  небольшой плавкран, арендованный у Таллиннского Биржевого комитета. Летом металл отправляли прямо от „Славы“ за границу, а осенью на баржах в п.Пярну, где его взвешивали и оценивали и даллее на суда.
Правда летом при отправке на судах прямо от „Славы“ металлолома в Ставангер возникли проблемы с оценкой веса. Разрешился и этот вопрос. И.Хергаук и Управление Вoдных Путей договорились, что последнее будет направлят своих представителей, которые на суда  пойдут в Ставангер и там при разгрузке окончательно определят вес металла и соответственно его себестоимость.
В том году к  концу работ  носовая и кормовая части корпуса корабля были разобраны до уровня воды. Было зачищено одно машинное отделение. Погодные условия  не позволяли  работать с полной отдачей. Арендованный на три месяца плавкран мог работать только 18 дней.  И.Хергаук собирался приобрести плавкран, т.к. стоимость аренды почти равна стоимости крана.
Дополнительно сообщалось, что в томже году он принимал участие  и в разборке  „Магдебурга“. Явно здесь имеется ввиду использование арендованных им плавсредств и кооперирование работ с предпренимателем А.Пылд, который в это время занимался разборкой крейсера.
В этом же году на „Славе“ произошли события подтверждающие  романтическое предание или легенду о последних выстрелах орудий корабля, к которым некоторые исследователи относятся скептически. Назвать их классическими выстрелами конечно нельзя, но орудия грохотали, правдо своеобразно.
Как выше отмечалось, 1927 году в одном стволе 305 мм орудия остался снаряд. Правда разговор тогда шел о носовой артиллерийской башне.  В 1930 году, при окончательных „разборках“  с А/ „Viking“, местный районный полицейский констебль получил указание  осмотреть „Славу“. 13.октября он осмотрел корабль и составил соответствующий акт о том, что на борту выработанного материала нет, кроме одного орудийного ствола длиной 7,25 метра. В задней части ствола  находился снаряд, который  закрыт разрушенной частью орудийного замка. Явно был отрезан кусок ствола, т.к. фактическая его длина доложна была быть 12,19 метра.  Дополнительно известно, что 09.января 1931 года Управление Водных Путей сообщило в министерство, что А/О „Viking“  доставило в Таллинн весь поднятый металлолом, который взвешен и оценен, кроме одного предмета. Это ствол 12-и дюймового орудия который находится на палубе „Славы“.
До настоящего времени не найдено ни одного отчета ни одного предпринимателя о фактическом ходе работ при разборке затопленных плаведениц. Явно они и не составлялись, т.к. нет данных, чтобы Управление Водных Путей требовало этого.
Управление интересовал только конечный результат работ да контроль за тем, чтобы поднятый материал не уходил « на лево», а государство получало свои 25% из себестоимости. Поэтому основными источниками являются газетные публикации того времени, сообщившие о происшедших на „Славе“  „последних выстрелах орудий“ .
В газете Kaja15.июля 1933.года  была помещена заметка, выдержка из которой в переводе  „…..занимаются  хромово-никелевыми плитами. Их отделяют при помощи подрывов. В момент отделения одной такой плиты у 12-дюймового орудия неожиданно  поизошел выстрел и из ствола вылетел снаряд. Пробив броню он ушел на дно моря. Никто не пострадал…. К счастью ствол орудия был развернут и направлен  вниз….“ ( явно хотели сказать, что ниже горизонта )
Газета Vaba Maa 30.ноября 1933.года в своей статье подводила итоги проведенных в том году работ на „Славе“. В частности было напечатано,что
… предшествующие предприниматели сняли со СЛАВЫ и вооружение – орудия, кроме  двух кормовых 12-дюймовых орудий , в которых находились заряды… этим летом  СЛАВА  спела и свою лебединуб песню – салютовала последний раз из своих кормовых орудий, послав их куски в море в радиусе двух километров
Последнее орудие, которое разрушили осенью, получило дополнительно к своему заряду  еще 16 кг динамита ( предшествующая согласилась с 12 кг) и несколько пудов камней, забитых в ствол…. между прочи заряды были воспламены электричеством….“
Эти противоречивые сообщения довольно трудно привести к одному знаменателю и мы явно никогда не узнаем, что же произошло на самом деле. Можно только констатировать, что 305 мм орудия  корабля разделили судьбу „Славы“.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments