fong1975 (fong1975) wrote,
fong1975
fong1975

Categories:

Разборка броненосца „Слава“. Часть 4.

Зимой 1934 года для производства работ И.Хергаук организовал свою флотилию. Стал владельцем двух небольших буксиров, которым дал новые названия „Siht“  и „Jõud“ (старые названия „Musja“  и „Düna“). Дополнительно у него были плвучий кран, несколько барж и мотолодок.
В том году И.Хергаук начал работы очень рано. Уже в конце апреля он отправил свои буксиры с баржами к „Славе“, но конкретных данных о разборке корабля  не имеется. Известно, что работы  продолжались до начала ноября месяца, когда штормовые волны
разрушили и унесли со „Славы“ в воду  последние детали конструкции корабля, выступающие до этого времени из воды. Над водой не осталось ни одной части корабля.
Несколько позже  обстановочное судно „Sekstan“  выставило на удалении 0,5 кабельтовых от скрывшеся под водой „Славы“  две вехи: восточную и западную. Иформация о этом была опубликована в Извещении для мореплавателей № 48 от  03.декабря 1934.года.
В конце года произошло еще одно событие связанное со „Славой“. 29 декабря преприниматель И.Хергаук передал  Морскому музею носовое украшение  - герб Российской Империи - найденный при работах на корабле  в одном из внутренних помещений. На находку прикрепили пластинку со следующей надписью  „Ese on välja toodud Muhu väinas 1917.a.  hukkunud Vene soomuslaevalt „Slavalt“ tuuker Pääske poolt 1934.a.“. В переводе это значит „Предмет поднят с погибшего в 1917 году в проливе Моонзунд русского броненосца „Слава“ водолазом Pääske в 1934 году“.

Это украшения пережило все последующие события и в настоящее время украшает экспозицию Морского музея в Таллине. Правда непонятно, где оно было первоначально и почему затем находилось во внутренних помещениях „Славы“, т.к. по своим габаритам оно не соответствует известному носовому украшению корабля. Еще одна неразрешенная загадка.
В начале 1935 года И.Хергаук  дополнительно заключил с Управлением Водных Путей договоры на работы еще на нескольких других обьектах сроком до конца 1936 года.
В том году практическую деятельность начал опять в конце апреля, направив на работы к „Славе“ один буксир с баржой и водолазные боты. Водолазы продолжили  взрывами разрушать корпус корабля.
Другой буксир с плавкраном был первоначально направлен на на подьем металла с „Элизабет“ ( у o.Грязгрунд) и „Магдебурга“ ( у o.Осмуссаар). Только в начале июня они прибыли к „Славе“  и плавкран начал поднимать из воды куски металла. Работы продолжались до конца октября месяца и И.Хергаук со своей флотилией направился в зимной отстой в бассейн Таллинских портовых мастерских. Неизвестны кокретные данные о результатах работы того года.
В январе1936.года  И.Хергаук  продлил договор с Управлением Водных путей на разборку „ Славы“ до  конца того года. Уже  в апреле послал на работы своих водолазов. Имея несколько договоров на работы на разных обьектах его флотилия иводолазы действовали в разных местах.  Одновременно И.Хергаук  принимал участие в разборке „Магдебурга“ и еще некоторых затопленных судов, где использовался  его плавучий кран и баржи.
В мае начали заниматься разборкой „Адмирала Спиридова“ и „Адмирала Чичагова“ у о.Найссаар ( на рейде Таллинна) и подняли  250 тонн металла.  На киле „Адмирала Спиридова“ была обнаружена серебрянная закладная доска. Ее дальнейшая судьба неизвестна.
Летом настала очередь  „Славы“ и „Грома“. С последнего подняли примерно 500 тонн железа и 30 тонн меди. Во время работ на „Славе“  были взорваны два носовых артпогреба с 12-дюймовым боеприпасом. Не совсем понятно зачем И.Хергаук это сделал. Ведь металл разлетелся. Видимо наличие боеприпасов стало опасным при проведении подрывных работ, а их подьем явно был экономически невыгоден. Но подрыв  артпогребов был явно не лучшим решением для продолжения работ по разборке корабля. Имеются упоминания, что со „Славы“ в течении лета того года было поднято примерно 30 тонн меди и 800 тонн железа.
Подсчитать точное колличество добытого  материала со „Славы“ и других обьектов не представляется возможным. Основная причина заключается в следующем. Если в конце 20-х годов в актах смешанной комиссии указывался вес материалов, доставленный с конкретного обьекта, то в 30-х годах от этой практики отказались.
В актах стали указываться только предприниматель и оценочная стоимость материалов с обязательным указанием 25% доли государства.

О деятельности И.Хергаука в 1937 году имеется очень мало данных. Известно, что в феврале он продлил договор на работы на „Славе“ до конца того же года. Имеeтся только одно упоминание, что в том году с этого корабля было поднято всего примерно 200 тонн металла. Работы закончились в начале октября.


Несколько больше говорится о некоторых его дальнейших планах. По его оценке со „Славы“ можно было достать еще примерно 2-3 000 тонн металла. Котельные отделения и одно машинное были еще не разобраны. В следующем году он собирался использовать земснаряды, чтобы освободить для разборки  нижнюю часть вошедшего в грунт корпуса. Вступил уже в переговоры с датчанами для аренды  у последних земснарядов,  работающих до глубины 15-18 метров. Эстонские земснаряды работали  только до 10,5 метров.
Неизвестно, чем закончились эти переговоры, но в 1938 году земснаряды у „СЛАВЫ“ не работали. По имеющимся данным том году И.Хергаук на нем работ не производил, а действовал у островов Кихну и Найссаар.
У о.Найссаар работами руководил его 24-летний сын Гаральд. Не известно чем занимались у о.Найссаар, но у о.Кихну он сам он руководил работами своей флотилии буксиров и моторных лодок. Занимались поиском „Сивуча“. До 09.июля продолжались безрезультативные поиски.
В этот день случилась трагедия. По какой-то непонятной причине И.Хергаук выпал из лодки  за борт и утонул. Как впоследствии выяснилось….. он не умел плавать. Только через 15 часов водолазы  нашли его тело и подняли из воды. Через четыре дня он был похоронен на кладбище Рахумяэ в Таллинне.
После гибели отца сын заявил, что продолжит работы по разборке  затопленных плаведениц. Но напрашивается вывод, что этого не произошло. Имеются упоминания о какой-то организации  „Наследники И.Хергаука“, но непонятно в какой области она вообще действовала. По крайней мере известно, что в 1940 году его буксиры „Siht“ и „Jõud“  были уже у другого владельца и носили другие названия.
После гибели И.Хергаука прекратились любые упоминания о „Славе“ в обноруженных  документах, связанных с продолжающимися работами на затопленных обьектах. Аналогичная картина и в периодических изданиях того времени в Эстонии.
На этом можно было бы поставить точку в теме разборки „Славы“, но имеется одно непонятное обстоятельство.
В сентябре 2007 года автор участвовал в гидрографическом промере в районе затопления „Славы“, „Генерала Циммермана“ итд. Работы были проведены с использованием многоканального эхолота. Выяснилась интересная картина. Если на настоящее время контуры корпуса „Генерала Циммермана“  четко различимы, то на месте „Славы“  имеется только обширный бугорок высотой всего в один метр от уровня дна в этом районе. А ведь в 1937 году под водой остались целыми два котельных отделения и часть машинного отделения. Гидрометеорологические воздействия (подвижка льда, течения, штормовое волнение итд ) для полного уничтожения такой крупной части корпуса явно не могут приниматься в расчет, чему примером сохранившиеся остатки „Генерала Циммермана“, затопленного в один день со „Славой.“.
Напрашивается вывод, что человек приложил  руку к окончательному уничтожению остатков „Славы“, но кто это был и когда это произошло, остается загадкой и на настоящее время. Так что еще рано ставить последнюю точку в истории „Славы“.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments