December 8th, 2014

Речные флотилии «Железной» дивизии и ЗДА полковника П.М. Бермондта-Авалова. Часть1

Речные флотилии «Железной» дивизии и Западной добровольческой армии полковника П.М. Бермондта-Авалова в Прибалтике.
 Алексей Гайдук Санкт-Петербург 2010 г.
В начале октября с инициативой организации Балтийского земского ополчения (ландесвера), способного заменить немецкую армию, выступил капитан 2-го ранга барон Г.Н. фон Таубе. По его инициативе камер-юнкер К. фон Рипенхаузен, барон др. К. фон Фитингоф-Шелль и председатель с/х общества фон Фолькман организовали поощрительный фонд. До этого германское командование индиффирентно смотрело на попытки остзейских немцев организовать свои вооруженные силы. Помощь и поддержку в оснащении оружием по личной инициативе оказывали некоторые командиры частей. С развалом военной машины отношение к ландесверу и другим территориальным военным формированиям в Прибалтике принципиально изменилось: германское правительство стало их главным спонсором.
20 ноября им было заключено соглашение с латышским министром-президентом К.Ульманисом о привлечении немецких добровольцев для защиты Латвии от большевиков. При его подписании присутствовал барон В.Г.фон Розенберг. Командование 8 армии брало на себя обязательство снабжать ландесвер всем необходимым. Соглашение позволяло сохранить статус уже сформированных немецких частей ландесвера (штурмового отряда и пехотной роты), а также ставило под германский контроль все военное управление. Кроме того, латвийское правительство обещало всем, кто сражался против большевиков на фронте 3 месяца или 6 месяцев в тылу гражданство и надел в 60 пурвиет (80 моргенов). Земли для них должны были выделить немецкие помещики.
21 ноября 1918 года из германских подданных начала формироваться германская добровольческая бригада, получившая название «Железной». Ее командиром был назначен полковник Кумме (Куммер). Бригада имела черное знамя с «мертвой головой» и девиз «Вопреки всему». Все чины бригады носили на головных уборах наряду с кайзеровской черно-бело-красной кокардой череп с костями. В ее состав входили различные части: пехота, саперы, кавалерия, артиллерия, авиация и военная флотилия.
Основной задачей формируемых частей ландесвера было противостояние развивающемуся наступлению красных.
9 ноября 1918 года кайзер отрекся от престола и бежал в Голландию, а германское Верховное командование сухопутных войск приняло решение об очищении балтийских провинций. На следующий день рейхсканцлер отдал распоряжение о передаче власти на оккупированных территориях. Она стала переходить в руки местных властей. 11 ноября в Компьене было подписано соглашение о прекращении военных действий между Германией и Антантой. По 12 пункту немецкие войска должны были покинуть Прибалтику в кратчайший срок. 9 декабря 1918 года немцы, соблюдая договоренности, очистили Эстляндию, а 23 декабря ушли из Лифляндии.
13 ноября 1918 года Советская Россия в одностороннем порядке расторгла Брестский договор и заручившись лозунгом разжечь мировую революцию стала готовить армию к походу на запад.17 декабря 1918 года 6 советская дивизия овладела Вейсенбергом, а латышские стрелки заняли очищенный немцами Валк, где был издан манифест о создании правительства Советской Латвии. Пять дней спустя Советская Россия признала Советскую Латвию.
Чтобы придать легальность вторжению в Лифляндскую и Курляндскую губернии правительство Советской России ускорило переброску основных сил красных латышских стрелков на родину. Латышские стрелки шли на родину под лозунгом права наций на самоопределение.
Флотилия «Железной» дивизии.
Наличие на театре боевых действий крупных судоходных рек, таких как Западная Двина и АА Курляндская и наличие на них большого количества пароходов, буксиров и барж способствовало использованию их как крупных транспортных артерий.
Развернувшиеся в регионе боевые действия между ландесвером с поддержавшими их германскими добровольцами и большевиками, а на втором этапе и с латвийскими национальными частями потребовали создания в составе антибольшевистских войск собственной военной флотилии основной целью, которой было осуществление и защита транспортных перевозок, а также оперирование в прибрежной прифронтовой полосе и поддержка пехотных частей артиллерией.
18 января 1919 года «Железная» бригада была преобразована в дивизию.
Создание речных боевых частей в составе антибольшевистских войск, действовавших на территории Латвии и Литвы, началось весной 1919 года, после освобождения от красных 18 марта 1919 года города Митавы (ныне Елгава), стоящего на реке Аа Курляндская (Лиелупе). Там в распоряжение «Железной» дивизии попали находящиеся в зимнем отстое пароходы общества «Аугсбург» - «КОНДОР» и «СЕКУНДАС».
18 мая 1919 года началось наступление красных на Митаву и Бауск, который защищали Железная дивизия и фрейкор Брандиса с Бауским батальоном и недавно сформированная речная флотилия. Следующим утром в 3:00 тысяча красноармейцев атаковала Кальнецемский плацдарм, где с 14 мая роту Радена сменил усиленный ротой латышей Либавский стрелковый отряд. 16 мая князь Ливен организовал оборону, рассредоточив полевые орудия и корабли, а также выдвинул сильную заставу с 3 пулеметами на восточный берег. После отражения атаки советская батарея у Кливенгофа впустила 300 снарядов по окопам и батарее Либавского стрелкового отряда и кораблям флотилии. На следующий день атаки советских войск продолжились. Для их отражения оба орудия Либавского стрелкового отряда были выдвинуты на прямую наводку. Нажим советских стрелков стал ослабевать и уже на следующий день бой у Кальнецемса вылился в обыкновенную перестрелку. Положение на Курляндской Аа настолько стабилизировалось, что князь Ливен перевел одно свое орудие на восточный берег реки. Вечером на позиции русского отряда прибыл А.Флетчер, который объявил о наступлении на Ригу. В тот же день в отряд прибыли первые пополнения, завербованные в Берлине. Задачей флотилии в этом наступлении было поддерживать наступающие вдоль реки части и заниматься переправой их на противоположный берег.
Накануне наступления объединенных антибольшевистских сил на Ригу Речная флотилия Железной дивизии получила задачу совместно с латышской бригадой полковника Баллода (Балодиса) очистить от красных побережье Аа Курляндской в ее нижнем течении и Рижское взморье. Наличие судов флотилии в данном регионе и возможность поддержать судовой артиллерией наступление пехотных подразделений немало способствовали успешному продвижению белых к устью Западной Двины (Даугавы).
К четырем утра 22 мая 1919 года частям ландсвера удалось прорвали боевые порядки большевиков и их арьергард форсированным маршем двинулся к Риге, чтобы занять мосты через Даугаву раньше отступающих вражеских войск. Из Митавы в низ по реке вышла флотилия. Около 5 часов утра, стянутые к Кальнецу части полковника Баллода и князя Ливена под общей командой полковника Баллода двинулись на Ригу по дороге Кальнецем-Рига, что южнее озера Бабит и севернее Тирульского болота, через Огле, Каклинг, Плуче и Пинкенгоф. Приблизительно в это же время южнее выступила Железная дивизия Бишофа. К двум часам дня ударники Мантейфеля и бронемашины Бишофа с разных сторон ворвались в город. На следующий день в город прибыли участвующие в походе корабли и суда флотилии. В виду скоротечности боев за город и слабости Приморского отряда флотилии Советской Латвии боестолкновений между судами не было. Советская флотилия в полном составе неповрежденная досталась наступавшим и стала существенным пополнением речной флотилии.
Так как фронт отодвинулся от операционной зоны флотилии часть из доставшихся в качестве трофеев кораблей и судов ландесверовцы стали выводить из состава флотилии и возвращать прежним владельцам. Город очень нуждался в пассажирском и грузовом транспорте и потому этот шаг новых властей был высоко оценен населением города.
Не удалось окончательно определить принадлежность военной флотилии, к какому либо из подразделений. Впервые о существовании флотилии говорится в боевом расписании Железной дивизии на 20 августа 1919 года.
По воспоминаниям Курта Браца, прикомандированного к флотилии в мае 1919 года на время операции по освобождению Риги, речная флотилия состояла из пароходов «КОНДОР» и «СЕКУНДА» и двух вооруженных буксиров. Вооружение «КОНДОР» составляли 2 французских револьверных орудия и 4 тяжелых пулемета (по одному орудию и 2 пулемета на носу и корме). На «СЕКУНДА» были установлены револьверное орудие и 2 тяжелых пулемета, а на буксирах – по 2 легких пулемета «MG 08».
СЕКУНДА river gunboat
Следует также вспомнить о рижском речном пароходе «О». Да же в период немецкой оккупации с августа 1917 года он остался в прежнем качестве, хотя оккупационные власти официально включили его в свою организацию FECH, Sgn Riga под названием «S.A. 30». Изменения в его дальнейшей судьбе начались в январе 1919 года, когда Гражданская война в Латвии докатилась до Риги, и он перешел в распоряжение красных. Последние начинали организовывать Флотилию Советской Латвии и весной 1919 года мобилизовали «О» и включили в состав этой флотилии в качестве канонерской лодки. На заводе Биржевого комитета в Риге начались работы по его переоборудованию. Были сделаны подкрепления палубы и начались устанавливаться станки под орудия, и делалась другие перестройки. Планировалось установить 2 х 1-75 мм орудия и пулеметы.
До 22.мая 1919 года доставить ему орудия из Советской России не успели – в этот день красные были выбиты из Риги частями Балтийского ландесвера. Новые хозяева положения то же решили его использовать в качестве военного корабля, правда почему-то в качестве рекогносцировочного и посыльного. Приблизительно через месяц «О» был в строю в составе флотилии Ландесвера и имел вооружение из 1 х 1 - 88 мм и 1 х 1 - 50 мм орудий.
Продолжившееся после освобождения 22 мая 1919 года Риги наступление в Северной Латвии (Лифляндии) в направлении эстонской границы внесло большие коррективы во всю историю антибольшевицкой борьбы в регионе и, как известно кардинально изменило расклад сил.
В районе города Вендена (ныне Цесис) ландесвера столкнулся с эстонскими войсками и Северолатвийской бригадой полковника Земитана, поддерживавшими свергнутое 16 апреля Ударным отрядом Балтийского Ландесвера (Stosstruppe) латвийское правительство К. Ульманиса.
Таким образом, возник первый вооруженный конфликт внутри антибольшевистского лагеря в Прибалтике, в котором на стороне правительства Недры приняли участие германские войска, а эстонцев и бригаду Земитана поддерживали представители держав Антанты.
После этих событий в вооруженную борьбу с вооруженными силами Балтийского ландесвера вступили вооруженные силы Эстонии. В них принимал участие и отряд кораблей ВМС Эстонии, который с 23.июня своим огнем поддерживал 9.пехотный полк, наступающий вдоль побережья Рижского залива в южном направлении. Этот отряд кораблей в первых числах июля действовал в районе устья Западной Двины и своим огнем подавил береговые батареи Ландесвера на Магнусхольме и в крепости Дюнамюнде (Даугавгрива). На этом стоит остановиться особо.
21 июня в 23 ч 15 мин в Таллинн пришла телеграмма главкома вооруженных сил генерала Й. Лайдонера, что срочно требуется присутствие флота в Рижском заливе. Командующий эстонским флотом И. Питка приказал «Wambola» и другим судам эстонского флота срочно быть готовым к выходу в Ригу чтобы покончить с балтийским ландесвером. Поражение последнего под Выру 23 июня 1919 года еще более убедило И.Питку в необходимости предпринять смелую операцию - ввести флот в З.Двину и захватив Рижские мосты парализовать отступление армии ландесвера а окружив их покончить с ними.
В 12.45 30 июня 1919 года эстонский флот в составе эскадренных миноносцев «LENNUK», «WAMBOLA», тральщиков «KALEV» и «OLEV» а также канонерских лодок «LEMBIТ» и «TASUJA» встретились в устье реки Койва недалеко от Риги. Командующий эстонским флотом И.Питка  собрал командиров кораблей на совещание, которое было прервано четырьмя аэропланами ландесвера появившимися с севера. В 13 ч 45 мин, эстонские корабли идущие по протраленному тральщиками «KALEV» и «OLEV» форватеру вошли в устье Западной Двины.
После 15 ч из Риги вышел буксир, направляющийся к эстонским кораблям. Когда между судами оставалось полторы мили, «LENNUK» поднял сигнал с требованием подойти к его борту, на что буксир начал поворот и направился к берегу. В 15 ч 20 мин «LENNUK» сделал предупредительный выстрел под его носом, после чего последний остановился, а спущенная с него шлюпка направилась к эстонским кораблям. Моторный катер с «WAMBOLA» пошел на встречу. На подтащенной к борту «LENNUK» шлюпке с буксира оказались три латвийских лоцмана, которые пояснили, что вышли в море встретить ожидаемые из Швеции транспорты с продовольствием, за которых ошибочно были приняты эстонские корабли. При осмотре приза, которым оказался рижский буксир «PERNAU», на нем были обнаружены три немецких солдата которые сопровождали лоцманов в походе. Их опрос дал в руки эстонского командования ценные сведения о находившихся в Риге кораблях и судах военной флотилии, составе их вооружения, береговых батареях, а также базе аэропланов, на которой имелось 6 боеготовых машин.
В 15 ч 10 мин офицер с эскадренного миноносца «LENNUK» с командой матросов добровольцев отбыл в сторону берега для разведки и определения местонахождения вражеских батарей. Полтора часа спустя над эстонскими кораблями появился аэроплан с опознавательными знаками ландесвера, который, поравнявшись с ними, просигналил белой ракетой. В ответ на это батарея с Мангальсалы открыла огонь, выпустив за полчаса до 40 снарядов. Поскольку расстояние было все еще велико, на огонь мог ответить лишь «TASUJA», на котором стояло 130-мм орудие. Около 19-40 эстонские корабли снялись с якоря и двинулись по указываемому латвийскими лоцманами безопасному фарватеру в обход минных полей в сторону Риги.
Подойдя ближе к берегу, эстонские корабли начали перестрелку с Магнгальсальской батареей. При этом «LENNUK» расстояния 75 кб сделал 27 выстрелов и затем присоединился к остальным кораблям. Как только «LENNUK» развернулся к берегу бортом, батарея открыла по нему огонь, сделав, пять выстрелов. По всей видимости, на батарее выжидали, когда эстонцы подойдут ближе чтобы сделать огонь более результативным.
Утром 1 июля с берега пришло сообщение, что армия переходит в наступление. Погодные условия ухудшились, однако в 6 ч 20 мин «LENNUK» и «TASUJA» снялись с якоря, и пошли к Риге, где около 7 ч 30 мин «LENNUK» начал обстрел поместий Царникава и Аахоф. В этот день «TASUJA» выходила на обстрел позиций ландесвера еще несколько раз. Около 20ч.10 минут для обстрела батарей Мангальсалы снова вышел «LENNUK» который из-за наступившей темноты был по вспышкам с берега выпустив 31 снаряд. Как оказалось впоследствии, одно 152-мм орудие батареи было разбито, а второе выведено из строя.
Вечером этого дня захваченный ранее в качестве приза буксирный пароход «PERNAU» получивший к тому времени новое имя «SULEV», был направлен в Пярну для пополнения запасов угля.
Ранним утром 2.июля в устье реки для поддержки сухопутного наступления эстонских войск вошла канонерская лодка «LEMBIT» и своим огнем уничтожила на берегу две сухопутные батареи, успевшие сделать по нему лишь один выстрел. Выдвинувшиеся вслед эскадренные миноносцы «LENNUK», «WAMBOLA» остановились в 8 милях от устья Западной Двины и возобновили перестрелку с батареями Мангальсалы.
На берег для разведки послали семь человек на моторном катере. Вскоре он вернулся к эскадре с сообщением, что на берегу, около поста охраны Ветсам, немцы установили два пулемета. Корабли открыли в этом направлении огонь, который продолжался четверть часа. После его прекращения катер был вновь отправлен к берегу на разведку. В то же время огонь по эстонским кораблям открыли вооруженные суда речной флотилии ландесвера стоявшие на реке Аа выше по течению. В 6 ч 57 мин эстонские корабли, ответили на них a «WAMBOLA» вошёл в Западную Двину на звук выстрелов. Подойдя ближе, «WAMBOLA» открыл огонь по укреплениям Болдераа, одновременно принудив огнем, вооруженные пароходы к молчанию и заставил их отойти вглубь реки Аа. Дальнейшее преследование противника стало опасным из-за малых глубин
Начались атаки самолетов. Последние были безрезультативные. Маневрируя под их огнем у «LEMBIT» вышло из строя рулевое устройство. Спускаясь по течению и маневрируя машинами, несколько раз выходили из устья реки и возвращались назад. Восстановили и управление рулем. Командующий эстонским флотом И.Питка видя маневры выполняемые «LEMBIT» послал моторную шлюпку с «LENNUK» с приказом последней выйти в залив, а при невозможности последнего находиться в устье. Шлюпка прибыла к канонерской лодке и передала приказание. Но командир «LEMBIT» младший лейтенант Ян Клар (Jaan Klaar), после краткого совещаниями с офицерами судна и прибывшими на судне принял другое решение. На шлюпке прибыли зам.офицера (звание соответствующее подпрапорщику, но в эстонском табеле о рангах того времени это было первое офицерское звание) Ян Риис (J.Riis) и 7 матросов. С корабля к ним добавились младший лейтенант Август Густавсон (Аugust Gustavson), инженер-механик младший лейтенант Волдемар Меси (Voldemar Мesi) и еще 10 добровольцев которые на моторной шлюпке пошли в крепость. Перед ними стояла задача выяснить обстановку в последней, т.к. движения там не замечалось. Высадившись, имели небольшую перестрелку с отступающими из крепости последними ландесверовцами. Преследуя их, обнаружили несколько кораблей и других плавсредств флотилии Ландесвера, в том числе и «О». Стояли они у левого берега Лиелупе на против лоцманской станции Болдерая. На кораблях оставалась часть команд. В частности на «О» были капитан Алберт Дзелве (Albert Dselwe), машинист Оттоман (Ottomann) и кочегар Сарикул (Sarikul). С помощью оставшихся на судах членов команд эстонская призовая команда вывела в залив вооруженные пароходы «О», «RUDOLF KERKOVIUS» и одну баржу с артиллерийскими боеприпасами. В это время и «LEMBIT» вышел в залив к другим судам которые продолжали обстрел позиций ландесвера.
Когда около 10 ч на Болдераа спустили немецкий флаг и подняли латвийский, огонь был перенесен на вооруженные суда флотилии ландесвера стоящие на Аа, которые вынуждены были отойти еще дальше. За время боя немецкие аэропланы не раз подвергали бомбардировке эстонские корабли, так что как только позволила дальность, «LENNUK» тут же перенес огонь на аэродром в Хильгецееме (Hilgezeem).
Десантные партии с «LEMBIT» и «LENNUK» тем временем продолжали работы на захваченных пароходах, которые вскоре были готовы к боевым действиям «RUDOLF KERKOVIUS» (1 76-мм op., 2 пул.), «О» (2 88-мм ор.), а также отбитый у флотилии ландесвера «SEKUNDA» (1 88-мм op., 1 пул.). Пополнение оказалось весьма кстати, поскольку дальнейшему продвижению вглубь эстонцам мешала большая осадка. На пароходы и легла основная тяжесть дальнейших боев, в которых особенно отличились «RUDOLF KERKOVIUS» и «О».
Рудольф Керковиус
В 16.00. из команд эстонских кораблей была организована десантная команда примерно из 40 добровольцев + 5 офицеров, которая на “О” и “RUDOLF KERKOVIUS” направилась опять в реку. Из сохранившихся материалов не совсем понятно какая им была поставлена задача.
Командиром «О» был назначен младший лейтенант А.Густавсон. На подходе к Болдерая к ним присоединилась подошедшая со стороны Риги и находящаяся под латвийским флагом «SEKUNDA» под командованием лейтенанта Ивансона (Jvanson) в команде было еще 6 человек. Она была вооружена 1 х 1-88 мм орудием. Примерно в 16.45. подошли к Болдерая, откуда по ним открыли пулеметный огонь. В ответ и корабли открыли огонь из своих орудий и пулеметов. Подошли к левому берегу Лиелупе и высадили на берег десантную команду, которая при поддержке огня кораблей через мост перешла в атаку и выбила солдат ландесвера из Болдерая. Преследуя отступающих «RUDOLF KERKOVIUS» поднялся по Лиелупе выше Болдерая, но там попал под шрапнельный огонь артиллерийской батареи вынудивший повернуть его назад. Командование эстонского десанта, учитывая свою малочисленность, приняли решение оставить Болдерая. Примерно в 17.30. десантники развели мост через Лиелупе и возвратились на корабли и последовали на выход в залив. Несколько раньше в залив были отправлены брошенный ландесвером буксирный пароход «PAVEL» и одна баржа. Все собрались у приемного буя, где стояли на якорях эстонские корабли. Последние изредка обстреливали район аэродрома южнее Болдерая, откуда поднимались атакующие их самолеты.
В 20.00. «О» был послан вновь в устье с новой небольшой командой добровольцев (примерно 15 человек), но на подходе к Болдерая был встречен уже артиллерийским огнем. Открыв ответный огонь и сделав несколько маневров на реке он был вынужден вернуться в залив. Через час была на «О» сделана еще одна попытка подойти к Болдерая, но опять безрезультативно.
Опомнившись от дневных боев подразделения Балтийского ландесвера вновь заняли Болдерая и удерживали ее в своих руках. Интересно отметить, что со второй половины дня крепость ни кем не была занята. У эстонцев отсутствовали необходимые силы. Здесь наглядно и негативно проявился результат решения командования в конце мая месяца расформировать Морской десантный батальон. В то же время подразделения ландесвера не вошли и не заняли крепость, опасаясь артиллерийского огня эстонских кораблей. Вечером к эстонским кораблям из района Слока подошла на моторной лодке группа латышских офицеров, в распоряжение которых были переданы «SEKUNDA» и «PAVEL».
03.июля на рассвете «О» с небольшой группой добровольцев опять вошел в реку и медленно поднимаясь против течения, обстрелял побережье Магнусхолма а около 09 часов высадил под Болдерая группу разведчиков (младший лейтенант А.Густавнсон и 6 человек).
Вряд ли действия «О» остались незамеченными ландесверовцами, но первоначально они никаких противодействий не предпринимали. Видимо заманивали «О», т.к. огонь они открыли только через полчаса после высадки разведчиков. «О» отошел от берега и, маневрируя, открыл ответный огонь. На удивление всем высадившимся разведчикам удалось отступить к реке и вплавь добраться до «О». После подъема их на борт последовали на выход в залив. В это время И.Питка проводил  подготовку к наступлению всех эстонских кораблей вверх по реке до рижских мостов, но в 11.13. получил из Таллинна распоряжение о прекращении боевых действий. По требованию представителей Антанты в 12.00 началось перемирие.
Рудольф Керковиус 002
В конечном итоге, после более чем месяца вооруженного противостояния, победа осталась за сторонниками Антанты и германские добровольческие войска оставили Ригу. Было подписано перемирие, и в Ригу вернулось правительство Ульманиса. 28 июня 1919 года Германия подписала со странами Согласия Версальский мирный договор, в соответствии с параграфами 292 и 293 которого германские войска должны были покинуть Прибалтику. До эвакуации они по приказу Генерального Командования VI резервного корпуса отошли 26 июля на позиции в районе Митавы.
На следующий день Верховный Совет Антанты предъявил германскому правительству ультиматум о выводе войск из Прибалтики к 20 августа, угрожая в случае невыполнения объявлением блокады. Правительство Германии, в свою очередь, потребовало от Генерального Командования VI резервного корпуса выполнить это распоряжение. Отказавшимся эвакуироваться грозили репрессии. Большинство германских добровольческих частей не пожелало выполнять данный приказ, добиваясь предоставления добровольцам земельных наделов в Латвии в награду за участие в освобождении страны от большевиков и не желая потери Германией политического влияния в Прибалтике. К концу сентября 1919 года основная масса германских добровольческих войск перешла на службу в русскую Западную Добровольческую Армию полковника П. Бермондта (с 9 октября 1919 года официально именовавшего себя князем Аваловым), формировавшуюся в Курляндии при поддержке германского военного командования и ориентирующуюся на союз с Германией. Бермондт-Авалов обещал предоставить желающим германским добровольцам российское гражданство и земельные наделы.
Одно из германских добровольческих соединений, целиком перешедшее на русскую службу – Железная дивизия, – имело в своем составе (по состоянию на 20 августа 1919 года), по данным В. В. Акунова, речную флотилию на реке Аа Курляндская, состоявшую из 3 канонерских лодок (вероятно, речь идет о вооруженных пароходах), вооруженных одним орудием каждая. Согласно воспоминаниям П. Бермондта, в начале октября Железная дивизия речной флотилии не имела. Можно было бы предполагать, что эта часть послужила ядром формировавшейся отдельной Речной флотилии Западной Добровольческой Армии, однако, судя по имеющимся документам, последняя создавалась фактически с нуля. Вероятнее всего, речная флотилия Железной дивизии была по каким-то причинам расформирована, ее суда были сняты с вооружения, а личный состав стал кадром для формирования Речной флотилии Западной Добровольческой Армии.
К началу октября 1919 года обстановка в южной Латвии накалилась. Представители правительства Латвии еще 14–15 сентября на Конференции четырех Прибалтийских государств в Ревеле (Таллине) высказывались за заключение мира с советской Россией. Заключение такого мира лишило бы Западную Добровольческую Армию оперативной базы. В то же время представители Антанты продолжали добиваться эвакуации германских добровольцев из Прибалтики и переброски русских частей Бермондта в состав Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича. Латвийские власти отказались пропустить Западную Добровольческую Армию, на 80 % состоявшую из германских добровольцев, на фронт против большевиков в районе Двинска (ныне Даугавпилс). Все это побудило Бермондта, не желавшего отказываться от союза с Германией и удаления немецких добровольцев из рядов своей армии, начать 8 октября 1919 года боевые действия против Латвийской республики, которую активно поддержали Эстония, державы Антанты, а затем и Литва.

Речные флотилии «Железной» дивизии и ЗДА полковника П.М. Бермондта-Авалова Часть 2

Речные флотилии «Железной» дивизии и Западной добровольческой армии полковника П.М. Бермондта-Авалова в Прибалтике.

© Алексей Гайдук Санкт-Петербург 2010 г.

Флотилия Западной Добровольческой армии Бермонда-Авалова.
С 8 февраля 1919 года штаб-ротмистр П.М.Бермонт формировал в германском лагере для военнопленных Зальцведель конно-пулеметную команду. В апреле она уже насчитывала 350 человек, часть которых служила у гетмана. 1 мая к Бермонту присоединились отряды полковников Евреинова и Анисимова (по 250 человек). Они объединились в Отдельный добровольческий партизанский отряд имени генерала графа А. Келлера и направлены в Митаву. 4 мая к Бермонту присоединились 70 офицеров 34 Севского пехотного полка с полковником С.М.Ратмановым. Третьей русской воинской частью в Прибалтике стал отряд полковника Вырголича.
В начале октября 1919 года по приказу командарма полковника Бермондта для осуществления разведывательных и наступательных действий по реке Аа Курляндская от Митавы до Усть-Двинска были вооружены буксиры «ПИРАТ» и «ВЕРА». Их снаряжение было предписано завершить к 7 октября. «ПИРАТ» был вооружен одной револьверной пушкой и 3 тяжелыми пулеметами, а «ВЕРА» – 2 тяжелыми пулеметами. Команда «ПИРАТ» целиком состояла из германских моряков, а на «ВЕРА» кроме германцев в качестве вольнонаемных служили еще 3 латыша. Таким образом, возникла Речная флотилия Западной Добровольческой Армии.
10 октября 1919 года по приказу командира флотилии были реквизированы все оставшиеся в Митаве пароходы. 13 октября штаб армии издал официальный приказ о сформировании флотилии. Ее командиром был назначен произведенный «за военные отличия» в старшие лейтенанты - Подпоручик по Адмиралтейству К.В. Браац (Браанд), в прошлом командир речной флотилии Железной дивизии.
Состав флотилии, по данным лейтенанта флота (германской службы) Эдмунда Ламма, числившегося старшим офицером флотилии был следующим:
1) Пароход «МИТАВА». По сути, являлся флагманом флотилии. На нем располагались командир флотилии старший лейтенант Браац и его адъютант мичман Российского Флота Рейм.
2) Пароход «АДЛЕР» Командир – лейтенант Лекер.
3) Пароход «АКОТС» Командир – кондуктор Швабе.
4) Пароход «ВИЛМА» Командир – кондуктор Лолль.
5) Пароход «ВЕРА». Командир – кондуктор Рейзис.
6) Пароход «ГАРТМАН» Командир – лейтенант Ламм.
7) Пароход «ПИРАТ» Командир – кондуктор Скандис.
8) Пароход «ПРЕЦИЗЕ». Командир – кондуктор Мерон.
9) Буксир «КАТЕРИНА»
10) Буксир «ЯНИС»
Однако анализ Штата Речной флотилии и пароходства Западной Добровольческой Армии, установленному 22 октября, дает другую картину. По нему ее состав несколько отличался от того, который приводил лейтенант Ламм:
1) Штаб флотилии: командир, адъютант, обер-офицер для поручений, заведующий хозяйством, казначей, фельдфебель, унтер-офицер, фельдшер, сестра милосердия, старший машинист, старший писарь, 2 младших писаря, 2 матроса, 2 солдата.
2) Пароход «МИТАВА»: капитан, рулевой, старший машинист, боцман, 2 кочегара, 2 матроса, 2 солдата.
3) Пароход «АДЛЕР»: капитан, помощник капитана, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, оружейный мастер, унтер-офицер (пулеметчик), 3 матроса, 3 солдата.
4) Рекогносцировочный пароход «О»: капитан, рулевой, старший машинист, младший машинист, боцман, кочегар, унтер-офицер (пулеметчик), орудийный фейерверкер, 2 матроса, 2 солдата.
5) Рекогносцировочный пароход «ВЕРА»: капитан, 2 первых помощника капитана, второй помощник капитана, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, 5 пулеметчиков, 2 матроса, 2 солдата.
6) Пароход «ПРЕЦИЗЕ»: капитан, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, 2 матроса, 2 солдата.
7) Пароход «ЕКАТЕРИНА»: капитан, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, 2 матроса, 2 солдата.
8) Пароход «ЗЮНГЕ» (для перевозки провианта): капитан, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, 2 матроса, 2 солдата.
9) Пароход «ГАРТМАН»: капитан, рулевой, старший машинист, боцман, кочегар, контролер, кассир, 2 матроса.
10) Пароход «ВИЛМА»: капитан, рулевой, старший машинист, боцман, 2 кочегара, контролер, кассир, 2 матроса.
Всего: 116 военных и гражданских лиц.
С большим доверием следует все же относиться к данным лейтенанта Ламма, одного из старших чинов флотилии, который описал действия каждого судна из ее состава. Неизвестно, были ли укомплектованы управление и суда флотилии по установленным штатам. Личный состав, за исключением адъютанта мичмана Рейма, гражданских лиц и трех латышей с «ВЕРЫ» состоял из бывших германских военнослужащих. Медперсонал состоял из фельдшера и сестры милосердия Петроградской Георгиевской Общины (награжденной Георгиевской и 2 Анненскими медалями).
В период военных действий район боевого использования Речной флотилии был ограничен рекой Аа Курляндская. В Рижский залив суда не выходили, не имея ни малейшей возможности соперничать с кораблями военно-морской эскадры Антанты под командованием адмирала Коуэна. В период наступления Западной Добровольческой Армии на Ригу, противостояния на фронте Западной Двины и в районе устья Аа Курляндской, суда флотилии обеспечивали перевозку военных и гражданских грузов и поддерживали сухопутные войска. Буксиры «КАТЕРИНА» и «ЯНИС» были временно прикомандированы к лесному управлению для снабжения дровами Митавы. Пароходы «ГАРТМАН» и «ВИЛМА» совершали ежедневные пассажирские и грузовые рейсы до Майоренгофа (к северу от Митавы по реке Аа Курляндская) и обратно, за что пользовались симпатиями местного населения. Пароход «ПРЭДИЗЕ» доставлял в Майоренгоф и Бильдерлингсгоф (также в районе устья Аа Курляндской) продовольствие. «АДЛЕР» и «ВЕРА» совершали разведывательные рейды вниз по течению реки и несли потери убитыми и ранеными.
Весь октябрь Речная флотилия занималась транспортными перевозками в интересах армии.
Командующий Западной Добровольческой армией генерал-майор князь П.М.Бермондт-Авалов со своим штабом.
Приведем несколько приказов командующего Западной Добровольческой армией князя П. М. Бермонт-Авалова того времени так или иначе связанных с деятельностью боевой и транспортной флотилии:
Приказание Западному добровольческому имени графа Келлера корпусу
№ 01. г. Митава. 6 октября 1919 года
8 октября 1919 г. Интендантству погрузить большую баржу продовольствием на 5 дней для 1-го и 3-го батальонов 1-го пластунского полка и батареи Мильде. Баржу отправить 9 октября с буксиром «Р». Заведование транспортом принять подпоручику Квитчау.
9 октября 1919 г. С баржи выдать довольствие на 5 дней вперед следующим частям: 3-му батальону 1-го полка с полубатареей Ашехманова в Маиоренгоф, 1-му батальону 1-го полка с батареей Мильде в Усть-Двинске.
Кроме того, погрузить на баржу патроны и артиллерийские снаряды, которые будут раздаваться на местах разгрузки. Подробные указания на этот предмет последуют через тыловые команды батареи Ашехманова и Мильде.
Больных и раненых 2-го батальона 1-го полка сдавать в санитарную колонну Железной дивизии. Раненых 1-го полка и 3-го батальонов и батарей отправлять в Митаву на возвращающихся пароходах.
Копия. Подлинник подписал: командующий армией. Полковник князь Авалов.

К началу ноября 1919 года латвийские войска, опираясь на помощь Эстонской армии и союзнической эскадры, подготовились к переходу в контрнаступление. Главный удар наносился ими вдоль морского побережья в обход левого фланга частей Западной Добровольческой Армии, оборонявшихся на фронте реки Двины и нижнего течения Аа Курляндской. 3 ноября латыши при поддержке корабельной артиллерии эскадры Коуэна начали наступление в районе устья Аа Курляндской, в том числе у Майоренгофа. До 8 ноября в районе Майоренгофа и Бильдерлингсгофа шли ожесточенные бои латвийских войск с отрядом полковника Купчинского, державшим фронт по реке Аа Курляндская. Суда Речной флотилии под огнем неприятельской морской и сухопутной артиллерии занимались перевозкой войск, орудий, военных материалов и раненых. В Митаву на судах флотилии были эвакуированы 64 тяжело раненых – русских, немцев и латышей.
пх МИТАВА-MITAU
Пароход «МИТАВА» перевез в Майоренгоф тяжелую дальнобойную батарею (2 орудия). Огнем своих орудий и пулеметов флотилия поддерживала части Западной Добровольческой Армии, пресекая попытки латышей переправиться через Аа Курляндскую.
Перед началом наступления Латвийской армии 10 ноября расстановка сил на реке была следующая: 8 вооружённых судов 1-го Даугавского дивизиона боевых судов Латвийской речной флотилии под командованием командира дивизиона находились у поместья Воллери, а 4 вооружённых судна под командованием морского старшего лейтенанта Ф. Липстона - на р. Аа Курляндской.
В 9 часов утра началось общее наступление по всему приморскому фронту. Латвийские вооруженные суда двинулись к противоположному берегу открыв хорошо нацеленный миномётный и пулемётный огонь по позициям противника и Цементной фабрике. Расположившиеся на занятом ландесвером берегу артиллерийские батареи открыли меткий сосредоточенный огонь по латвийским боевым судам. От их огня было сильно повреждено вооружённое судно «ЦЕЗАРЬ», легко вооружённое судно «ЛИЕЛУПЕ». В составе латышской флотилии не было судна, которое не получило бы попадания пуль или осколков гранат.
На Аа Курляндской четыре латвийских вооруженных парохода под командованием морского старшего лейтенанта Ф. Липстона двинулись в атаку на корчму Варню (Варнюкрогс). После её взятия, продвигаясь вверх по течению, по проходу, взломанному во льду отходящими вооружёнными судами флотилии Западной добровольческой армии они дошли до Билдериньского моста, где глубокой ночью столкнулись с судами противника. Корабли Речной флотилии Западной добровольческой армии значительно превосходили латышей по количеству и скорострельности артиллерии после непродолжительной артиллерийской дуэли заставили их отойти в низ по течению.
На следующий день весь 1-й Даугавский дивизион боевых судов латвийской речной флотилии вошёл в Аа Курляндскую и выдвинулся вверх по течению к Билдериньскому мосту, чтобы навязать бой речной флотилии ЗДА. Корабли Речной флотилии Западной добровольческой армии, заметив превосходящие по численности силы латвийской флотилии, отступил до позиций своей пехоты под прикрытие расположенных там полевых батарей и открыл огонь. Латыши направили в разведку вооружённое судно «ЦЕЗАРЬ», которое нашло противника за корчмой Варкалю. С наступлением темноты корабли латвийской речной флотилии двинулся в атаку и корабли Речной флотилии ЗДА под их натиском вынуждены были отойти в спешке бросив на берегу большое количество боеприпасов и других военных материалов. Захваченные латышами трофеи были баржами доставлены в Ригу.
После взятия Слоки 16 ноября 1919 года корабли 1-го Даугавского дивизиона боевых судов Латвийской речной флотилии продолжили двигаться вверх по Аа Курляндской. Командованию латвийской флотилии от сухопутной разведки стало известно, что одно из вооружённых судов противника из-за слабой машины отстало от ушедшей вверх по течению по направлению к Митаве Речной флотилии ЗДА. Для его поисков в розведку были направлены несколько судов 1-го Даугавского дивизиона боевых судов Латвийской военной флотилии. После недолгих поисков оно было найдено в Гатском канале. Чтобы судно нельзя было легко заметить, у него была завалена дымовая труба. Им оказалось вооружённое судно «ОСКАР». Находившийся на нем немецкий экипаж при захвате не оказал вооруженного сопротивления.
Дабы преградить продвижение латвийской военной флотилии к Митаве немецкие саперы после прохода своих судов минировали реку.19 ноября 1919 года на реке плотно встал лед и Речная флотилия потеряла возможность выполнять свою боевую работу. К этому времени Западная Добровольческая Армия оставила линию Западной Двины, а Латвийская армия наступала на Митаву. До 20 ноября вооруженные пароходы поддерживали своим огнем части армии у деревни Мислау. 20 ноября 1919 года корабли и суда Речной флотилии Западной Добровольческой Армии были переведены в зимний отстой. Вооружение было демонтировано, а экипажи влились в сухопутную оборону. На судах были оставлены только незначительные караулы.
В ночь с 20 на 21 ноября, когда неприятель уже подходил к Митаве, личный состав флотилии был назначен на охрану города, но практически сразу поступил новый приказ: сопровождать поезд командующего армией, направлявшийся к границе Литвы. В 10 верстах от города Шавли (ныне Шауляй) у деревни Мескулу поезд П. Бермондта-Авалова был обстрелян литовскими войсками. Чины Речной флотилии во главе со своими офицерами дважды ходили в атаку, отбросив литовцев в деревню, а затем вытеснили их и оттуда, после чего поезд благополучно прибыл в Шавли. Оттуда весь личный состав флотилии, состоявший из 6 офицеров, 2 медиков и 50 чинов из состава команд пароходов, отбыл в Тильзит, а затем в Цоссен, где был уволен во временный отпуск. Суда флотилии из за нехватки времени и должного количества минеров небыли уничтожены и при оставлении Митавы и достались в качестве трофеев вступившей в город латвийской речной флотилии. Так среди латвийских трофеев оказались: «АДЛЕР», «АКОТС», «ВИЛМА», «ВЕРА», «ГАРТМАН», «ЙОРДАН», «КАТЕРИНА», «МИТАУ», «ПРЕЦИЗЕ», «Р», «ЮНГЕ», «ШВИНГЕ», «ЯНИС», №2, и моторная лодка «ФРАНКОНИЯ».
Так завершилась история одной из наименее известных речных частей, сражавшихся под Андреевским Флагом в период Гражданской войны на территории Российской Империи. Следует в заключение, оставив в стороне вопрос об оправданности действий командования Западной Добровольческой Армии, начавшего военные действия против Латвии, участвовавшей пока еще в войне с большевизмом, и воздержавшись, поскольку это выходит за рамки предмета данного исследования, от анализа военных операций армии, отметить, что Речная флотилия честно выполнила свой воинский долг и действовала, в целом, успешно в рамках ставившихся перед ней задач. Конечно, определенным пятном на ее боевой биографии лежит оставление судов в Митаве, но в данном случае вину следует возложить скорее на командование армии, отдавшее срочный приказ о конвоировании моряками поезда командарма и лишившее их, тем самым, возможности подготовить уничтожение пароходов. Данные о потерях Речной флотилии, к сожалению, в известных на данный момент документах отсутствуют, но среди ее чинов были и убитые, и раненые, и хотя в основном они были германскими военнослужащими, но осенью 1919 года в Курляндии они пролили свою кровь не только за Германию, но и за Россию.