June 5th, 2015

С НЕВЫ НА ЛУГУ ( А.А.ГАЙДУК, И.В.ПОЛОВИНКИН.)

Эта статья  когдато была опубликованна  в небольшой  провинциальной газете («Провинциальные новости», №6. 2011 г.).  Сделаем  ее достоянием  общественности.

С НЕВЫ НА ЛУГУ

На фото: Однотипный с «Анной» пассажирский пароход Общества Финляндского легкого пароходства №39 на р.Фонтанке в Санкт-Петербурге. Дореволюционная открытка.
Финляндка №43. Реконструкция Ивана Черникова
В истории отечественного судоходства нередко случалось, когда пароходы, построенные для хождения по водам одной реки, после долгих лет службы волею судеб оказывался за десятки, а то и сотни километров на другой реке, где получали «вторую» молодость. Это в полной мере относится и к пассажирскому пароходу «Анна», который 120 лет назад появился в водах реки Луги.
Этот пароход был заложен в 1888 году на собственной верфи Акционерного Общества финляндского легкого пароходства и получил имя-номер «Тридцать первый». Пароход был типичным судном, эксплуатировавшимся на реках и каналах Северной столицы, и имел следующие характеристики: длину 14,7 м, ширину 2,94 м, осадку 0,76 м и могло брать на борт до 100 пассажиров. Мощность паровой машины равнялась 15 лошадиным силам. Экипаж судна составлял три человека.
В то время Общество финляндского легкого пароходства, устав которого был утвержден еще в 1877 году, единолично держало концессию на перевозки пассажиров по Неве и другим рекам и каналам Российской столицы. По водной глади Санкт-Петербурга одновременно бегало до 60 пароходов «финляндок», имевших каждая свой номер.
Так как столичные власти строго следили за техническим состоянием пассажирских пароходов и не допускали к эксплуатации аварийных судов, пароходное общество вынужденно было постоянно обновлять их парк или проводить серьезные ремонты. Когда очередной пароход приходил в негодность он списывался, а на его место строился новый с аналогичным именем, как это было принято в этом пароходном обществе. К 1891 году правление Общества финляндского легкого пароходства решило заменить «Тридцать первый», отходивший к тому времени по рекам столицы уже три года, на новое судно, а этот пароход продать с открытых торгов. На состоявшихся в Санкт-Петербурге торгах его приобрел петербуржский купец, потомственный почетный гражданин К.Д.Зуев, один из основоположников парового судоходства на реках Луга и Оредеж.
История открытия Константином Дмитриевичем пароходного сообщения в Лужском уезде подробно описана в статье краеведов А.В.Носкова и О.В.Набокиной «Флот реки Луги. Первые рейсы» («Провинциальные новости», № 44, 2005.) из которой следует, что новоявленный судовладелец 12 марта 1891 года направил запрос на разрешение открыть пароходство и вскоре получил положительный ответ.   
  Новый владелец перевез «Тридцать первый» на р. Лугу, очевидно по железной дороге, на станцию Преображенская, где пароход и был спущен на воду. Здесь он получил название «Анна» и в тот же год начал навигацию выйдя на линию Преображенская (совр. пос. Толмачево – авт.) - Ям-Тёсово. Между конечными пунктами были устроены три пристани - в с. Перечицах, дер. Петрушиной Горе и с. Бутково. После утверждения таксы на проезд, салон парохода был разделен на 2 класса. «Анна» могла брать на борт 10 пассажиров 1 класса и 25 человек в салон 2 класса. Соответственно, стоимость проезда на пароходе Зуева от станции Преображенской до Ям-Тесова составила для 1-го класса 1 руб.35 коп., а для 2-го – 90 копеек.
Из-за ежедневной напряженной эксплуатации, машины и котел парохода быстро пришли в негодность и в 1893 году владелец был вынужден заменить прогоревший котел и паровую машину, которая уже не давала полной мощности. Очевидно, пароходная затея К.Д.Зуева, которой по неизвестной пока нам причине, он не занимался лично и к тому же еще в апреле 1891 года составил доверенность на ведение дел по «Анне» на имя мещанина города Виндава Ивана Ивановича Лаугаля, не дала ожидаемой прибыли. Скорее всего, по этой причине спустя несколько лет пароход сменил владельца.
В 1894 году купец Зуев продал судно отставному коллежскому асессору С.K.Андреяшеву. Из письма нового владельца на имя петербургского губернатора видно, что пароход был «переделан, но вследствие значительно возрастающего населения по берегам этих рек (Луги и Оредежа – авт.), пароход этот не удовлетворяет потребностей жителей». 16 сентября Андреяшев, заказавший к тому времени еще один пароход, получил разрешение на открытие пассажирского сообщения. К делу С.К.Андреяшев подошел более основательно, чем предыдущий владелец и спустя три года за ним, помимо «Анны», значатся еще два пассажирских парохода – «Оредеж» и «Луга», также работавших на линии Преображенская – Ям-Тесово. 
К 1900 году у «Анны» произошла очередная смена владельца. Им стал довольно состоятельный человек  - владелец имения Надбелье П.Я.Дашков, который купил у Андреяшева все три парохода, а также построенный в 1898 году паровой катер «Моровка». Кстати, именно Павел Яковлевич в навигацию 1900 года значительно расширил географию пассажирских перевозок, пустив пароходы вниз по реке Луге - от станции Преображенская до деревни Хилок. Тогда же у «Анны» заменили паровой котел.
После смерти П.Я.Дашкова в 1910 году, его наследники продали пароходы конкурентам – братьям Плетцер, и согласно списку паровых судов на 1912 год, «Анна» числилась за их пароходной компанией, пока не грянула октябрьская революция 1917 года и последовавшая за ней национализация речного флота.
Очевидно, в первые годы после окончания Гражданской войны «Анна» находилась в ремонте, так как в 1922 году она не упоминалась в перечне действующих судов Северо-Западного Государственного речного пароходства. Но уже год спустя «Анна» встречается в «Списках судов рабочего ядра» речного флота РСФСР. На судне установили более мощную паровую машину, а размеры по результатам нового обмера стал короче на полметра.
Модернизированная «Анна» проработала на Луге и Оредеже еще пять навигаций пока в 1928 году не сменила название на «Красный». Зимой 1928/29 года на судоверфи в Толмачево судно подняли из воды и поставили на зимний ремонт, из которого ему выйти было уже не суждено. Уже в марте 1929 года его зачислили в резерв, где оно числилось еще несколько лет. Возможно, судно было сдано на слом и разобрано. По крайней мере, к началу Великой Отечественной войны пароход «Красный», он же «Анна», среди судов Толмачевской пристани не упоминается. Очевидно, окончательно ответить на этот вопрос можно будет лишь после поисков новых архивных материалов.
В заключение данной статьи необходимо отметить, что большинство «финляндок» успешно отработало на реках и каналах Северо-Запада России до 1940-х гг., а корпуса двух из них послужили и до 1960-х годов. Кроме того, помимо «Анны» на реке Луге после революции и вплоть до начала Великой Отечественной войны работал пассажирский пароход «Кулга», прежде принадлежавший Обществу финляндского легкого пароходства и носивший №71. О своей службе на нем в 1938-1939 годах подробно написал А.А.Шевчук в книге воспоминаний «Вид с Касьяновой горы».