fong1975 (fong1975) wrote,
fong1975
fong1975

Categories:

Реэвакуация* кораблей и судов в Латвию 1920-1924гг.

Оченнь давно это началось........ Уже  наверное лет десять назад  я по молодости лет накропал статью.... Накропал  а опубликовать - ЗАБЫЛ. Переделывать не буду - это уже почти история.  Вот  сейчас когда начал  работу на д новой и интересной для себя темой - технический флот Латвийской республики и  пришлось вернуться  за  некоторыми  фактами к этой  статье...  Ну что уважаемый читатель - НАСЛАЖДАЙТЕСЬ, КРИТИКУЙТЕ  и Т.Д.
Реэвакуация* кораблей и судов в Латвию 1920-1924гг.

Гайдук Алексей.
*Реэвакуация  Возвращение в места, откуда была произведена эвакуация.

Закончилась Великая и освободительная война, на территории Латвии наступил мир. Кипевшие пять лет на территории Латвии войны полностью опустошили промышленность, экономику и транспорт региона. Российские войска, оставляя в 1917 году Ригу планомерно эвакуировали всю промышленность, транспорт и практически все плавсредства в глубь территории России. Оккупировавшие территории немцы не стали восстанавливать промышленность региона и обходились наличным. Так было и в промышленности и в транспорте.
Как известно транспорт это кровеносная система государства. Молодое Латвийское государство прекрасно понимало это и предпринимало все возможные действия к решению этой проблемы.
Когда 11 сентября 1919 года, после окончания освободительных боев, латвийское правительство получило от наркома иностранных дел России Г. Чичерина телеграмму с предложением начать мирные переговоры было принято решение в обязательном порядке включить в условия мирного договора реэвакуацию вывезенного в Россию имущества латвийских граждан и правительственных учреждений.
30 января 1920 года между РСФСР и Латвийской Республикой был подписан договор о перемирии. Этим договором и дополнительным договором от 1 февраля 1920 года была определена демаркационная стратегическая линия, в качестве которой «устанавливалась линия фронта, занимаемая армиями обеих сторон к 1 февраля 1920 года к 12 часам дня».

11 августа 1920 года был подписан мирный договор между Латвией и Россией, по которому Латвия обязалась не поддерживать белогвардейское движение в обмен на дипломатическое признание, уступку части кораблей и имущества Балтийского флота, имущества России на территории Латвии и торговых судов в латвийских территориальных водах, признание перехода к Латвии территорий в Витебской губернии и дополнительно - части территории Псковской губернии с чисто русским населением.
10 апреля 1920 года из Риги в Москву выехала официальная латвийская делегация, в состав которой входили 34 члена. Мирная конференция началась 16 апреля и проходила в рамках шести комиссий - военной, политический, юридической, концессионной, финансовой и реэвакуационной. На первом этапе переговоров латвийская делегация пыталась добиться от России признания факта ее вторжения в Латвию в 1918 году, однако после того, как стало ясно, что позиция российской стороны по этому вопросу останется твердой, делегация перешла к вопросу о границах, соглашения по которому удалось достичь к 19 мая.
4 августа 1920 года состоялось первое заседание мирной конференции под председательством Иоффе на которой рассмотрен вопрос о реэвакуации портовых принадлежностей и портовых средств.
Одной из статей договора было закреплена реэвакуация плавсредств принадлежащих латвийским гражданам, организациям, портам. О них и пойдет речь в этой статье.
В октябре 1920 года после подписания ратификационных грамот началось проведение в жизнь условий мирного договора. Председателем реэвакуационного комитета был назначен П. Титманис, а председателем государственной комиссии военных убытков В. Лудиньш.
В декабре 1920 года латвийско-советская смешанная комиссия по делу реэвакуации имущества пришла к соглашению о возврате в Латвию всего вывезенного в Россию имущества, владельцами которого являлись граждане Латвии. В то же время для осуществления решений совместной реэвакуационной комиссии в Москву был направлен председатель Латвийской реэвакуационной комиссии, директор департамента промышленности Латвии Тильтманс. Для ускорения реэвакуации судов вместе с посольством в Москву частным порядком выехали также некоторые члены реэвакуационной комиссии. В то же время в Латвию Советским правительством был назначен уполномоченный представитель реэвакуационного комитета Ганецкий-Фюрстенберг.
Для удобства граждан, порядок подачи заявлений на реэвакуацию имущества был опубликован в №256 «Wald.Wehstn» от 8 ноября 1920 г.
Одновременно с переговорами с Советской Россией представители латвийского правительства провели ряд переговоров с Эстонией. По их результатам были достигнуты договоренности, по которым Эстония возвращала Латвии суда, принадлежавшие ранее латвийским владельцам и находящиеся в портах Эстонии, а также позволит Латвии поднять принадлежащие ей суда и плавсредства затопленные в годы Великой войны в эстонских водах.
Так 30 мая 1920 года в Ригу из Ревеля с эстонским экипажем прибыл буксир «Roman», который стал первым судном, переданным Латвии Эстонией. В начале августа в Гапсаль (Эстония) из Риги убыл рижский буксирный пароход «Нева» который 17 августа доставил в Ригу землесос № 2, в свое время эвакуированы из Рижского порта русскими властями. Уже в первых числах сентября 1920 года в Гапсаль убыл ледокольный буксир «Zibens» доставивший оттуда три баржи землечерпательного каравана и части рижского понтонного моста. 20 сентября 1920 года он вновь убыл в обратном направлении за оставшемся имуществом. Газетные страницы тех дней пестрят объявлениями:
15 октября 1920 года ледокольный буксир «Zibens» доставил из Ревеля в Ригу три баржи землечерпательного каравана.
18 октября 1920 года правительственное судно «Hidrografs» доставил из Ревеля в Ригу 4 баржи. Кроме барж землечерпательного каравана в Ревеле находятся 3 элемента рижского понтонного моста, которые еще в этом году будут возвращены обратно в Ригу.

Автору при работе над статьей удалось установить часть названий реэвакуируемых из портов Эстонии барж землечерпательного каравана. Так из Гапсаля были реэвакуированы баржи землечерпательного каравана №№13, 16, 58 и 59 из Пернова №38 из Ревеля №41.
После реэвакуации находящихся на плаву в портах Эстонии плавсредств латвийская сторона начала переговоры о подъеме латвийского имущества затопленного в годы войны в эстонских водах.
20 сентября 1922 года Рижская городская управа постановила войти в переговоры по поводу поднятия затонувших в Эстонии понтонов рижского моста и реэвакуации их в Ригу. В рамках достигнутых договоренностей уже 6 октября 1922 года в Гапсале была поднята из воды Рижская землечерпалка «Мюльграбен». В январе 1922 года там же были подняты Рижские землечерпалки «Больдераа» и «Циклопъ».

Однако с первой из-за сильных разрушений причиненных при затоплении немцами получились накладки и ее пришлось повторно затопить. Окончательно ее подняли только в марте 1923 года, а 30 августа буксир «Геркулес» доставил ее и поднятую там же железную баржу в Ригу.
При переговорах с Эстонией так и не удалось достигнуть возвращения рижского 66 тонного плавкрана, так как последняя его признавала собственностью России.
Представители частных компаний и судовладельцев для ускорения реэвакуации также активизировались.
25 августа 1920 Рижский биржевой комитет созвал собрание для решения вопросов реэвакуации судов оставшимися после войны в России. Чтобы координировать дальнейшие действия на собрании организовали комиссию. В комиссию вошли: От Рижского Биржевого комитета В.Хейдерманис, от частных судовладельцев судовладельцев Жиглевич, и представители Рижского порта Грасис. Лиепиньш. Основной задачей поставленной перед комиссией было скорейшее возвращение из Петрограда реэвакуированных судов и плавсредств. Поскольку в Петроградском порту навигация длится до ноября, комиссия начала готовится к реэвакуации. Облегчало работу наличие на судах большого количества латвийских моряков, которых по заключении конвенции о беженцах стали возвращаться в Латвию.
Первое собрание комиссии состоялось 8 сентября 1920 года. Ее председателем выбрали Жиглевича, кассиром – Хейдерманиса. Для начала работ по реэвакуации необходимо было официальное признание комиссии. Первым делом нужно было определиться со списками и наличием латвийских судов за пределами страны. Для этого были использованы анкеты о реэвакуируемых судах, составленные правительством.
Владельцам судов было поручено в кротчайший срок приготовить документы о реквизиции или мобилизации, познакомиться с актами российской ликвидационной комиссии, основанной в 1918 в Ревеле и актами Петроградской комиссии о реквизициях. Чтобы доказать принадлежность судна, необходимо было представить книгу (документ) о постройке судна, книгу (документ) на котёл, флаговый патент, мерную книгу, контракт на фрахт и страховой полис. Если это отсутствовало, принадлежность нужно было доказывать со свидетелями. Судовладельцам нужно было также подтвердить гражданство Латвии.
В сентябре 1920 года представители комиссии Жиглевич и Зебергс встретились с министрами иностранных дел и промышленности Латвии. Они сообщили об основании комиссии и её целях. В следующем месяце была разработана инструкция комиссии, которую 14 октября 1920 утвердили министр торговли и промышленности Зоммерс и директор департамента мореходства Лонфельд.
В инструкции было указано, что комиссия образована обществом судовладельцев, Биржевым комитетом Риги и мореходным товариществом рижского порта. Её задачей было реэвакуировать суда из Российских портов, которые были приписаны к латвийским портам или принадлежали гражданам Латвии, фирмам, товариществам, вне зависимости от того, как судно попало в Россию. Согласно этому комиссия собирала и рассматривала заявки на реэвакуацию. Она посылала уполномоченных в разные порты России. Задачей было организовать топливо и содержание судов, документы о собственности и др. для их дальнейшей реэвакуации из Петрограда. После возврата судов необходимо было обеспечить постановку их на налоговый учет и урегулировать вопросы с собственниками.
После завершения всего предприятия нужно было сдать окончательные счета в министерство торговли и промышленности. В инструкции было сказано, что на территории Латвии комиссия работает на добровольных началах (бесплатно), а в случае необходимости выезда в Советскую Россию услуги оплачивались собственниками судов.
В то же время комиссия и некоторые собственники столкнулись с отсутствием средств на реэвакуацию судов и плавсредств из советских портов. 6 октября 1920года комиссией для нужд реэвакуации у правительства был взят заем 2 млн латов. После судовладельцам нужно было выплачивать займ и проценты. Судовладельцы оплачивали прямые затраты и участвовали в косвенных пропорционально стоимости судов. Они также оплачивали страховку и минный сбор.
Основными затратами по реэвакуации судов была оплата труда команды, топлива (400 т. угля. 150 кубов дров), эксплуатационные расходы. Для доставки команд и необходимых для реэвакуации ресурсов было решено использовать п/х «Саратов». Но поскольку судно занималось перевозкой беженцев из Эстонии и Латвии в Данциг, комиссия попросила правительство разрешения использовать п/х «Веестурс».
5 октября 1920 года в Россию выехали члены комиссии Жиглевич, Песлак, Зальцман.
После утверждения правительством инструкции комиссии возник вопрос о её статусе – секция в составе Латвийской комиссии по реэвакуации, или самостоятельная работа. После долгих споров в правительстве решили сделать комиссию самостоятельным органом.
Чтобы ускорить вывоз судов, плавсредств и имущества, комиссия подала меморандум в МИД Латвии. В ответе указывалось, что торопить правительство России с реэвакуацией не стоит. 24 ноября 1920 года состоялось повторное заседание комиссии, решившее отложить экспедицию в Петроград до тех пор, пока из российского посольства не поступят необходимые документы. Мандат комиссии был готов 20 ноября, но его не утвердил российский посол. 30 ноября 1920 года экспедицию в Петроград решили отменить, т.к. не были уверены в передаче Советской Россией судов и плавсредств. Однако в конце месяца была получена телеграмма латвийского посла в России информирующая что большую часть судов освободили.
4 декабря 1920 года, в 11 часов вечера, из Риги в Кронштадт отбыл пароход «Веестурс» с командами для реэвакуируемых из Петрограда латвийских пароходов и плавучих средств, а также и припасами для них. Пред отходом из Риги команда судов пропела народный гимн. Так как Финский залив и Нева в том году в это время еще не замерзли была надежда ухода каравана реэвакуированных судов в Ригу еще в том же году.
В то же время возникли разногласия между представителями Советской России и Латвийской реэвакуационной комиссии о принадлежности пароходов «Дагмар» и «Люси» принадлежащих пароходному товариществу Гельсингъ и Гриммъ (Русское Балтийское общество). Стоит сообщить наперед, что советская сторона признала эти пароходы латвийским имуществом только 4 июня 1921 года, сообщив об этом латвийской стороне правительственной телеграммой.
Стоимость первого этапа реэвакуации была определенна в 2,1 млн.рублей.
К передаче латвийской стороне были представлены:
Общество «Братья Зеберги» - п/х «Граф Толстой», «Генерал Драгомиров», «Генерал Скобелев». Пароходство П.Данненберг - п/х «Велта». Рижский биржевой комитет – ледокольный буксир «Геркулес», «Гернмарк», буксир «Цандер», морской землечерпательный снаряд «Рига», «Дюна», баржи землечерпательного каравана №34, №44, №49. Судовладелец Фон Зенгерс - п/х «Пернигель». Русское Балтийское общество – п/х «Люси», «Дагмар». Судовладелец Шрасберг - буксир «Дельфин», а также п/х «Теодор», «Юрмалниекс», буксиры «Ирма», «Актив», «Александр», «Андрей», «Земгалиетис», «Рота», «Коммерсантс», парусники «Александр», «Цензон», «Дсенис», «Катарина», «Звайгзне».
Чтобы обезопасить переход, судовладельцы застраховали свои суда.
20 декабря 1920 года Делегату Латвийской реэвакуационной комиссии, капитану Зариню в Москве, выдан мандат на получение в Петербурге плавучих средств Латвии в количестве 2 паровых шаланд, 2 рефулеров и ледокола № 2.



Капитан Заринь выехал в Петербург.
Однако резко изменившаяся ледовая обстановка на Неве им в Финском заливе свела все усилия комиссии вернуть суда в Латвию в 1920 году на нет. Более того, правительственному пароходу «Веестурс» пришлось зимовать в Петрограде.
15 февраля 1921 года на заседании Кабинета Министров Латвии было принято решение комиссию ликвидировать. 11 апреля комиссия приняла решение самораспуститься, а деятельность продолжить как секция комиссии по реэвакуации. Уже 27 апреля комиссия приняла решение работать в составе Латвийского комитета по реэвакуации до окончания ее работы. Главная причина – финансовые обязательства перед государством. В этих условиях поменялись отношения участников к комиссии. Рижский биржевой комитет, отягощённый финансовыми трудностями, отказался оплачивать реэвакуацию. Позже комитет просил передать ему документы на реэвакуируемые суда. Комиссия выполнила эту просьбу.
18 января 1921 года Комиссар по иностранным делам Советской России отдал приказ заведующему морскими делами, выпустить из Петрограда все принадлежащие Латвии суда. В мае 1921 года Советская Россия, ссылаясь на 15 статью мирного договора, отказалась выпускать суда из Петрограда и продать суда, против чего реэвакуационная комиссия категорически возражала.
4 июня 1921года правительство Латвии вручило представителю Советской России, Ганецкому, ноту с просьбой пояснить, почему пароходы Латвии и прочие плавучие средства все еще задерживаются в России и не возвращаются Латвии, имуществом которой они признаны.
12 июня 1921 года был сформирован и убыл из портов Петрограда и Кронштадта первый караван реэвакуированных судов. В него вошли:
Пароходы «Граф Толстой», «Генерал Драгомиров», «Генерал Скобелев», «Вельта». При этом «Генерал Скобелев» имел груз 500 стандартов леса из Петрограда в Бремерсгафен. Это был первый латвийский заграничный груз. Пароход «Вельта» принадлежащий Данбергу, вышедший из Кронштадта отправился напрямую в Ригу, а остальные суда направились в Усть-Нарву (Эстония). 14 июня суда прибыли в Усть-Нарву и приступили к погрузке топлива. Там же были пополнены экипажи.
Второй караван латвийских судов покинул Петроград 15 июня. В этом караване находились пароходы «Пернигель», «Юрмалнекс» и «Теодор», землечерпалки биржевого комитета «Рига» и «Двина», ледокольный буксир «Гернмарк», буксиры «Актив» и «Александр» и парусники «Ценсонис», «Дзенис» и «Екатерина». Уже 16 июня суда прибыли в Усть-Нарву при этом разыгравшимся штормом буксир «Александр» был выброшен на отмель.
23 июня 1921 года «Граф Толстой», «Генерал Драгомиров» прибыли в Либаву. В тот же день в Ригу прибыли парусник «Дзенис» и пароход «Пернигель». Остальные суда прибыли в Ригу 25 июня 1921 года.
В Петрограде все еще оставались пароходы «Люция» и «Дагмар», парусное судно «Звайгзне», буксиры «Нора», «Земгалетс», «Ирма», «Рота», «Андрей» и «Мира», «Цендер», моторное судно «Дельфин», три баржи рижского землечерпательного каравана. При этом одна из барж находилась уже под Латвийским флагом и была загружена углем для реэвакуируемых судов. В Кронштадтском доке находился также готовившийся к реэвакуации речной ледокол «Геркулес» на котором был поднят латвийский флаг.
Из вод Пскова, Гдова и Новгорода предстояло вывезти буксиры «Монтер», «Лили» и «Новик», из Архангельска буксир «Краке» о реэвакуации которых была достигнута договоренность с советской стороной. Продолжались переговоры о выдаче буксиров «Арнольд» и «Марс».
В феврале 1922 года латвийская сторона запросила Советскую Россию о реэвакуации плавучих маяков «Лизерортский» и «Либавский». На это советская сторона ответила что не располагает ими и по их сведениях они находятся в Або и Ревеле.
6 августа 1922 года Советская Россия известила Латвию о готовности передать Латвии 2 портовых и 2 речных буксира. В то же время несмотря на, казалось бы, видимые сдвиги в деле реэвакуации латвийских судов и плавсредств советская сторона всячески задерживала передачу латвийского имущества. 12 сентября Латвийская реэвакуационная комиссия в Москве подала председателю советской комиссии протест по поводу препятствий, чинимых делу реэвакуации. 28 ноября 1922 года в Москву выехал латвийский делегат капитан. Зарин с требованием выдачи оставшихся 7 судов, которые признаны ее собственностью.
Несмотря на то что латвийская реэвакуационная комиссия нашла доказательства нахождения «Лизерортского» плавучего маяка в советских водах Советская Россия 4 ноября 1922 года отказалась возвратить Латвии плавучий маяк, оцененный до войны в 182,000 зол. руб. 5 января советское правительство пошло на уступки и предложило в качестве компенсации возмещение 52%. прежней стоимости маяка (1 сов. рубль 1922 г. равен 10,000 рублей прежних выпусков).
Основным требованием Латвии к Советской России был возврат ледоколов и крупных ледокольных буксиров, в которых Латвия ощущала острую необходимость. В конце ноября 1922 года стало ясно, что в виду плохого состояния машин Ледокол №2 носивший к тому времени имя «Ворон», в Ригу отправлен, не будет. В то же время было решено, что спорные вопросы о гидрографических и пограничных судах будут разрешены дипломатическим путем.
В январе 1923 года в Петрограде начал формироваться караван №3. В него вошли: Ледокол «№2», 2 землесоса «Титъ Эйдригович», «Либава» и паровые шаланды «Вента» и «Гайнаш», 5 малых буксиров и паровой катер. 30 декабря на судах поднят латвийский флаг и поставлена латвийская охрана.
17 января в Петроград из Риги убыл либавский буксир «Waronis» принадлежащий государству для обеспечения перехода 3-го каравана реэвакуированных судов.
19 мая 1923 года после долгих мытарств в Ригу, наконец, то прибыл реэвакуированный из Петрограда буксир «Rota» правевший на буксире 1 железную баржу. В то же время представители латвийской реэвакуационной комиссии обнаружили в южных портах Украины реэвакуированные туда краны Рижского порта. По поводу их возвращения в советскую реэвакуационную комиссию был направлен запрос.
15 июля 1923 года советская сторона в очередной раз сообщила, что реэвакуация Латвийских плавучих средств из Петрограда задержалась в виду плохого состояния судов и необходимости продолжения их ремонта. Однако уже 17 июля в Ригу из Петрограда отбыли Ледокол «№2», землесосы, паровые шаланды и буксиры. Переход состоялся до Бъерке (Финляндия) где суда загрузили топливо. Для обеспечения самого трудного участка перехода туда было направленно правительственное судно «Hidrografs» с углем и запасами необходимых материалов.
23 июля весь караван вошел на рейд Бальдераа, а на следующий день отбыли в Ригу, где им был организован торжественный прием. Стоимость судов вошедших в караван оценивалась в 50 миллионов латвийских рублей.
27 сентября 1923 года советское правительство заявило требования передачи Советской России парохода «Саратов» противоречащее мирному договору, в котором говорилось, что все бывшие русские суда, находившиеся в момент заключения мира в портах Латвии - переходят во владение последней. С появлением этого требования все переговоры по реэвакуации были свернуты, и одновременно Советское правительство известило Латвийскую реэвакуационную комиссию, что с 1 октября 1923 года прекращает прием списков реэвакуируемого имущества.
Следующий раз к реэвакуации плавучих средств принадлежащих Латвии и латвийским гражданам вернулись только в 1924 году. 19 июня 1924 года Латвия отправила повторные запросы, но реэвакуационным делам обвинив советскую сторону в задержке выдачи разрешений на въезд латвийским представителям Зарыню и Зибену, которым поручено урегулировать дела реэвакуации плавучих средств.
Одновременно шла реэвакуация и речных плавсредств. 5 июня 1923 года из Пскова в ригу были отправлены 3 буксира: «Марс», «Новик» и «Монтер» плававшие ранее на Псковском и Чудском озерах. 20 июня 1923 года в Витебск были доставлены латвийские буксиры «Орел» и «Лебедь», принадлежащие гг. Лебедеву и Лоздану, и работавшие до 1915 года в Двинске. Оба буксира будут доставлены в Даугавпилс (Двинск) водным путем. В тот же день для их принятая в Витебск выехали латвийские экипажи и представители владельцев.


30 июня 1923 года Управлением латвийских железных дорог на специальной платформе был доставлен из Пскова в Ригу реэвакуированный буксир «Monters». Последними на Западной Двине латвийским владельцам были переданы пароходы «Witus» носивший в Советской России имя «Карл Маркс» и «Progress».
Последним реэвакуированным из советской России латвийским судном был рижский буксир «Mira» прибывшее в Ригу 26 ноября 1924 года.
В Латвию так и небыли эвакуировано многое из имущества и плавсредств латвийских портов, среди которых особо стоит отметить плавучий док рижского биржевого комитета, эвакуированный в Архангельск, а также имущество Магнусгольмского и Гайнашскаго мореходных училищ.
Комиссия по реэвакуации судов успешно выполнила свою задачу. В течение 2 лет состоялось 233 заседания смешанной комиссии. Возвращено большинство судов, находившихся в советских портах – 38 судов и др.плавсредства вернулись в порты приписки.

Источники и литература:

  1. Отчет о деятельности Рижского Биржевого комитета. Рига 1924г.

  2. Архив газеты «Сегодня» Рига 1919-1924гг.

  3. A.Miklavs. Ka Latvija atguva savus kugus. Latvijas Jurniecibas gadagramata 1997-1998g.




Буксир «Роман» 1903. 10.8 т.12.90 . 2,70 . 0,90м. 42 л.с. 7 уз.
землечерпательный снаряд «Больдераа» 1871 F.Schichau, Elbing. 16,7 . 8,8 . 1,2 м. 120 л.с.
п/х «Веестурс» 1896, N. V. Scheepswerf Rijkee & Co., Роттердам, Нидерланды. 789 т., 61 . 9,1 . 4,1 м, 550 л. с., 8 уз.
п/х «Саратов» 1888, Burmeister & Wain, Копенгаген, Дания. 1678 брт. 79,6 . 10,4 . 5,8 м, 850 л. с., 9 уз
п/х «Граф Толстой» 1870 г.з-д.Humphrys Pearson Hull(англ) 1482 брт. 76,52 . 10,3 . 2,73/5,32 м. 650 л.с. 8 уз.
п/х «Генерал Драгомиров» 1899 г.з-д. Blyth SB Cowpen Quay (англ) 1969 брт. 82,5/83,6 . 12,16 . 2,43/ 5,47 м. 800 л.с. 8.5 уз.
п/х «Генерал Скобелев» 1901 г. з-д. Bonn & Mees Rotterdam (гол). 1999 брт. 80,4/81,5 . 11,85 . 2.58/5.62 м.  800 л.с., 9 уз.
ледокольный буксир «Геркулес» 1884, Motala Verkstad Мотала Швеция. 300 т. 32,7 / 29,7 . 6,6 . 3,6 м. 400 л.с. 11 уз.
буксир «Гернмарк» 1891 Oskarshamns Varv Motala Швеция. 73 брт. 22,9 . 5,4 . 2,65м. 200 л.с. 10 уз
буксир «Цандер» 1897 Motala Warf  Швеция. 150 тонн. 22,8 . 5,4 . 2,6м., 270 л.с. 9,7 уз.
морской землечерпательный снаряд «Рига» 1876 F.Schichau, Elbing 28,2 . 8,1 . 1,12 м. 180 л.с.
п/х «Пернигель» 1896 AG Neptun Rostok Германия. 169 т.  34,4 . 6,4 . 3,3 м. 300 л.с. 10 уз.
п/х «Люси» 1906 г з-д. Gray W Hartlepool(англ). 2317,31 нрт. 104,1/105,5 . 15,2 . 2,73/6,68 м. 1200 л.с. 10 уз.
п/х «Дагмар» 1900 г. з-д. Helsingors J & M Elsinore (дан). 3545 т. 89,5/91,97 . 13.07 . 5.86/5,65 м. 900 л.с. 10 уз.
п/х «Теодор» 1870 г/п Lindholmens Varv  Гетеборг Швеция. 94.24 брт. 29 . 5,58 . 3м. 80 л. с. 7 уз.
п/х «Юрмалниекс» 1900 г. з-д.Gebr.Mass Neustrelitz (герм). 38.16 нрт. 25,84 . 4,57 . 0,9/1,52 м. 180 л.с. 8 уз.
буксир «Ирма» 1900 11,40 т 12,70 . 2,60 . 1,7м. 10 л.с..
буксир «Актив» 1882 Ланге и сын Рига. 20 т.16,35 . 3 . 1,8 м. 48 л.с. 8 уз.
буксир «Александр» 1899 50 т. 19,20 . 4,90 . 1,5 м. 120 л.с. 8 уз.
буксир «Андрей» 1900 Штраух и Круминг Рига. 14,3 . 3,04 . 2,42 м. 80 л.с.
буксир «Земгалиетис» 1900. 27,70 т. 17,60 . 3,25 . 1,90 м. 80 л.с.
ледокольный буксир «Рота» 1904, Сандвикский док, Гельсингфорс, В. К. Финляндское, Россия. 120т. 24,46 . 5,93 . 1,97 / 2,13 м, 350 л. с. 11 уз.
Ледокол «№2» 1895 «Nulаnd Varkstegs», Кристиания, Норвегия. 485 т. 38,6 / 41,5 . 10,7 . 5,33 . 4,57 м. 700 л. с. 10,5 уз.
землесос «Титъ Эйдригович» 1898 Джон Стюарт Лондон.56,05 . 10,02 . 4,54 м. 600 л.с.8 уз.
землесос «Либава» 1888. Томас Фоге. Гарлем. Англия.  45 . 8,6 . 3,35 м. 275 л.с.
паровая шаланда «Вента» 1898 Сотръ и Ко. Лион. 45, 99 . 8 .01 . 2 .7 м. 230 л.с. 6.2 уз.
паровая шаланда «Гайнаш» 1898 Сотръ и Ко. Лион. 45,99 . 8,01 . 2,7 м. 230 л.с. 6.2 уз.
буксир «Марс» 8,25 т. 11,65 . 2,22 . 1,18 м. 28 л.с. 5 уз.
буксир «Новик» 1899. 10т. 12,75 . 2,50 . 1,25м. 32 л.с.
буксир «Монтер» 1902 Ланге и сын. 20 т. 16,20 . 3,40 . 1,25м. 80 л.с. 10 уз.
буксир «Орел» 1899  з-д Аугсбурга Рига. 20 т 14.2 . 2.3 . 0.6 м. 48 л.с. 6 уз.
п/х «Лебедь» 1912 з-д Аугсбурга Рига. 40 т; 16,9 . 3,5 . 0,7 м; 40 л.с.; 8,5 уз.
п/х «Witus»1896 г з-д Мантеля Рига. 44 брт. 29,25/31,9 . 4,7/7,28 . 0,6 м. 60 л.с.
п/х «Progress» 1881 F.Schichau, Elbing. 50 т 23,2 . 5,2 . 0,8 м  88 л.с. 8 уз.
Tags: Латвия, Реэвакуация, буксир
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments